Атаки на Россию и вторжение в Капитолий: Китайский взгляд на события 2021 года

Каждый год китайское государственное агентство «Новый Китай» («Синьхуа») публикует десять главных международных событий по версии, грубо говоря, официального Пекина. По этим спискам можно понять, какие вопросы волнуют Китай, какова точка зрения Китая на те или иные глобальные и не очень процессы, какие стратегические направления видит КПК в мировой политике. Нам в России это может быть интересно для учёта взглядов крупнейшей дружественной державы.

Захват Капитолия США

Ключевым событием начала года, по версии агентства «Синьхуа», стал штурм трампистами Капитолия. «Беспорядки в Капитолии развеяли фантазии об американской демократии» — так озаглавили китайцы свой первый пункт. «Бунт против упорядоченной передачи власти», по мнению «Синьхуа», ошеломил мир, став одним из самых далеко идущих событий в истории современных США, символом кровопролитной американской политики, и развеял идеологию превосходства демократии американского образца.

Самое деликатное — агентство «Синьхуа» среди прочего указало на то, что штурм Капитолия обнажил «огромное социальное неравенство» американского общества. Видимо, китайские коммунисты увидели в захвате Капитолия предтечу роста революционных настроений в США.

Сложно не согласиться с китайцами, что захват Капитолия был важным событием уходящего года для США и опосредованно для всего мира, так как американская внутренняя политика по понятным причинам оказывает большое влияние на внешнюю. Более того, трампомайдан разделил современные США на «до» и «после», подобно 11 сентября. Дело в том, что не только рухнула идеология превосходства демократии американского образца, но и стало очевидным загнивание двухпартийной модели. А самое главное, американский народ начал осознавать хрупкость политического режима. Если неорганизованная толпа трампистов так легко с наскока захватила и разгромила Капитолий, на что способна хорошо организованная группа путчистов или, «ещё хуже», революционная партия, за которой пойдёт народное движение? Отчасти Америка испытала на себе рецепты цветной революции, но вместе с тем к «прогрессивной общественности» пришло понимание, что федеральная власть со всеми её вооружёнными до зубов силами, ФРС, биржей и корпорациями — колосс на глиняных ногах. А в условиях традиционного конфедеративного сепаратизма это может стать важным фактором постепенного ослабления централизованного государства в США. И репрессии, которые Байден обрушил на трампистов-погромщиков, только усиливают брожения и недовольство Вашингтоном.

Хрупкость мировой экономики

Вторым по хронологии ключевым событием, по версии Китая, стала блокировка Суэцкого канала, которая продемонстрировала хрупкость мировой экономики. Блокировка канала резко усугубила пандемийный кризис и обнажила несбалансированность восстановления мировой экономики. Вместе с нарушением цепочек поставок, дефицитом микросхем и ростом цен на сырьё наблюдался рост разрыва между богатыми и бедными странами, в том числе в развитии. Агентство «Синьхуа» считает, что выход из ситуации лежит через усиление экономической глобализации и усиление координации между крупными экономиками. Китайцы тонко намекают, что проблемы мировой экономики необходимо решать через максимизацию её открытости, снятие санкций и ограничений протекционизма.

Здесь с Китаем сложно согласиться, потому что он прошёл уникальный путь открытия социалистической экономики иностранному капиталу, в котором государство сумело усидеть на двух стульях: воспользоваться технологиями Запада и при этом сохранить мощный, конкурентный госсектор. Это была сложная и долгая борьба, исход которой, вообще говоря, до конца ещё не определён. Успешность китайского опыта обеспечивается исключительно жёсткой политической диктатурой КПК, в частности преемственностью курса её руководства. Такой фактор в большинстве стран отсутствует, поэтому китайский рецепт для других стран не подходит. Здесь Китай предлагает исключительно то, что выгодно самому Китаю, который осуществляет активную экспансию своих капиталов за рубеж.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Почему россияне никогда не допустят возвращения монархии

Проблема мировой экономики состоит прежде всего в её ультрарыночности, в том, что страны не стремятся к развитию собственного производства, а уповают на куплю-продажу ресурсов, технологий и товаров. В таких условиях неизбежно происходит возвышение богатых и принижение бедных, глобальная монополизация. Тем более заставить частника действовать не в корыстных, а в общественных интересах — это отдельная, чрезвычайно сложная задача, над решением которой и сам Китай ломает голову последние 40 лет. При всевластии КПК диктаторскими методами удаётся как-то управлять частниками. Но, во-первых, что делать другим странам, в которых обычный демократический режим? Во-вторых, вопреки заявлениям патентованных либералов, мощь Китая всё-таки обеспечивает госсектор, а не частный капитал.

У нас после начала открытой конфронтации с Западом и введения санкций начала хотя бы как-то развиваться индустрия и сельское хозяйство. Политики, наконец, заговорили о промышленности и необходимости обеспечения страны своим продовольствием.

Некоторые скажут, что международное разделение труда — это прекрасно, это шаг вперёд, шаг к оптимизации. Пусть каждая страна производит то, что соответствует её природно-географическим и промышленно-логистическим условиям, и господствует активный товарный обмен. Но проблема в том, что в условиях рынка никакой оптимизации не происходит, а сибиряк вынужден покупать молдавские яблоки и турецкие помидоры. Что рационального в том, что мы не можем для себя не только произвести смартфоны, но и вырастить яблоки и помидоры? Мировой рынок только усугубляет неравномерность развития стран, а нашу Россию превращает в сырьевой придаток Запада и Китая.

Следующим ключевым событием года агентство «Синьхуа» назначило освоение космоса, в частности прорыв в исследовании Марса.

Бегство США из Афганистана

Далее, пожалуй, самое знаковое событие — выдворение США из Афганистана. По подсчётам китайцев, 30 лет самой продолжительной войны в истории США привели к убийству более 30 тысяч мирных жителей и к 11-миллионному потоку мигрантов из Афганистана.

Американские военные безответственно бежали, оставив афганцам страдания и бедствия, — отмечает китайское госсми.Тут можно отметить две вещи. Во-первых, позор США в Афганистане стал настоящим символом увядания американской гегемонии. После этого фиаско восстановить международный авторитет Америке уже не удастся. Во-вторых, некоторые склонны считать запрещённый в РФ «Талибан» чуть ли не прокитайской организацией. Судя по сообщению агентства «Синьхуа», таких поспешных выводов делать не стоит. Победа «Талибана» официально не подаётся как завершение национально-освободительной борьбы афганского народа, что, безусловно, мы бы наблюдали, если бы КПК испытывала симпатию к исламистам.

Следующим «событием» назначены успехи китайской дипломатии, пиком которых стала речь Председателя Си в ООН, посвящённая 50-летию восстановлению КНР в правах.

Под руководством Си Цзиньпина, — пишет «Синьхуа», — Китай способствовал совершенствованию глобального управления, продвигал общечеловеческие ценности и содействовал созданию сообщества с единой судьбой для всего человечества, что получило высокую оценку со стороны международного сообщества.С одной стороны, Китай действительно пытается поднимать градус адекватности в мировых отношениях, поставил бесплатно 2 млрд вакцин странам и всячески уходил от прямой конфронтации с США. С другой стороны, вряд ли эту политику можно назвать ключевым событием года, потому что заметных успехов ни по созданию антиамериканского фронта холодной войны, ни по переманиванию ЕС на свою сторону, ни по изоляции США у Китая пока нет.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В США удивились состоянию российской экономики после пандемии

Атаки на Россию

Далее, агентство «Синьхуа» отмечает, что одним из ключевых событий 2021 года стало резкое нарастание конфронтации США и России. Здесь Китай всецело на нашей стороне и трактует все претензии Запада как агрессивные намерения и продукт «менталитета холодной войны». Интересно, что Китай прозорливо рассматривает миграционный кризис на границе Белоруссии и Польши как попытку давления на Россию.

К важнейшим событиям ушедшего года Китай также относит принятие глобального пакта по борьбе с изменениями климата в Глазго. Отмечается, что развитые страны должны взять на себя ведущую роль в сокращении выбросов и в выполнении обязательств по финансированию принятых решений. Здесь, конечно, проявляется наивная вера китайской дипломатии, что здравый смысл перевесит политику и конфликтующие стороны составят некоторую кооперацию в борьбе за климат.

Далее, ещё один пример дипломатической веры: китайцы считают, что совещание Председателя Си и Президента Байдена по видеосвязи 16 ноября, в ходе которого оба лидера «достигли принципиального консенсуса» не развязывать новую холодную войну (которая уже вовсю идёт), имела «стратегическое, всеобъемлющее и фундаментальное значение».

В завершение китайцы отмечают заслуги ушедшей «прагматичной и рациональной» Меркель и проблемы перед новым правительством Германии: пандемия, трудное восстановление экономики, последствия брексита и вялость евроинтеграции. Между строк читается, что новое правительство забуксует «на пути к подлинной стратегической автономии ЕС».

И последнее — это широкомасштабная вакцинация от ковида, существенный вклад в которую сделал Китай, поставив (в основном бесплатно) 2 млрд доз вакцин из 8,6 млрд поставленных уколов во всём мире. Агентство «Синьхуа» отмечает, что западные страны, в отличие от Китая, впали в «вакционный национализм».

Чтобы выиграть затяжную битву с пандемией, — пишут в заключение китайцы, — всем сторонам настоятельно необходимо работать совместно, поставить вакцины на благо всего мира и в полной мере использовать вакцины, лекарства и профилактические меры.

Что из существенного не отметили в Китае? Приход к власти в Иране сторонника жёсткой линии Эбрахима Раиси и в целом усиление Ирана. Поражение Израиля в войне с ХАМАС и смену власти в Израиле. Подготовку Америкой своих марионеток в лице Японии, Австралии, Южной Кореи и Тайваня к открытому конфликту с Китаем, создание AUKUS. Конфликт Франции с США и утихомиривание Макрона по вопросу контракта на строительство подводных лодок.

В остальном же 2021 год в плане военно-политических итогов выдался ожидаемым: противоречия обостряются, конфликтность нарастает, мир продолжает находиться на подступах к новой мировой войне.