Флагман США в Черном море: американцы увеличивают риск эскалации

1 ноября стало известно о том, что флагманский корабль военно-морского флота США Mount Whitney идет по направлению в Чёрное море.

Флагман Шестого флота Mount Whitney с сотрудниками штабов Шестого флота и Военно-морских ударных сил НАТО начал переход в северном направлении в Черное море для взаимодействия с союзниками и партнерами по НАТО— отмечается в официальном сообщении ВМС США в социальной сети.

Причем это уже не первое появление американского военного судна в акватории Черного моря за последние дни.

30 октября туда уже входил американский эсминец Porter, оснащенный управляемыми крылатыми ракетами, также входящий в число кораблей, закрепленных за шестым флотом США. Более того, данный корабль и ранее появлялся вблизи наших границ — в январе этого года он был замечен за попыткой войти в территориальные воды России и вытеснен российскими кораблями за их пределы. И если посмотреть на прошлые месяцы, то подобные случаи не просто не единичны, напротив — их частота лишь возрастает. США явно стремятся к тому, чтобы усилить напряжённость вблизи российских границ, и мотивация их кажется предельно прозрачной — подготовка к войне с Россией. А возможно и прямая ее провокация.

Провокация как искусство

Провоцирование приграничных инцидентов — краеугольный камень начала военных конфликтов со времен появления первых государств на Земле. Умение грамотно довести ситуацию до выгодной тебе эскалации во все годы признавалось азами военно-политического дела. Ведь свалить всю вину за развязывание войны на противника — это кардинально изменить то, как ситуацию будут видеть третьи силы. А таких, понятное дело, всегда будет больше, чем конфликтующих. И выставление противника в невыгодном свете, прежде всего агрессором — это важнейший шаг к его международной изоляции. Особенно, если этот самый противник и вправду силен.

Понятно, что внутри американского истеблишмента, как и в любом другом развитом в военном смысле государстве, всегда борются партии мира и войны. Что менее очевидно, так это то, что внутри американской «партии войны» сейчас происходит раскол: умеренная ее часть хочет просто изредка «пробовать на прочность» позиции РФ, чтобы добиваться ухудшения ее геополитического положения и поддерживать миф о «российской угрозе». В то же время более радикальное крыло американского «глубинного государства», судя по всему, готовится именно что к будущему военному конфликту.

Вся сложность ситуации заключается в том, что исторических примеров прямого военного столкновения между двумя ядерными державами в природе не существует. Слишком уж разрушительным фактором всегда выглядела атомная бомба, способная стирать с лица земли целые города. Собственно, именно поэтому холодная война между США и СССР так никогда и не стала «горячей». А пик ее напряжения пришелся именно на размещение советских ядерных боеголовок на Кубе в 1962 году. Кубинский кризис привел к тому, что военные штабы обоих государств, очевидно, недвусмысленно дали понять своему руководству, что война с учётом ядерных потенциалов сторон потенциально может стать не просто третьей, но и последней мировой. Тогда страны ждала разрядка и в дальнейшем угроза войны между Вашингтоном и Москвой шла по убывающей вплоть до последних лет. Тем не менее сегодня ситуация радикально изменилась, причем скорее для США, чем для России.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Киеве предрекают приход к власти в России политика, который будет еще жестче к Украине

Угроза войны как фактор американской геополитики

В свое время СССР проиграл холодную войну практически одномоментно в результате распада государства, так что предпосылок к попытке решения внутренних проблем внешнеполитическим военным путем попросту не было. Особенно, если учитывать политику позднесоветского политического руководства, стремящегося не наращивать военные позиции, как это делает НАТО в последние десятилетия, а напротив — резко сокращать их. Вывод войск СССР из Восточной Германии — яркий тому пример. Пентагон же и поныне, спустя годы после ухода советских военнослужащих, сохраняет свои военные базы в ФРГ, причем даже несмотря на активно выражаемое недовольство со стороны местного населения, которое по результатам независимых опросов видеть американских военных на своей территории не желает. Однако тут хваленая американская демократия неожиданно дает сбой и мнение народа демонстративно игнорируется. Видимо просто потому, что идет сильно вразрез с собственными планами.

Ведь внешнеполитическая доктрина США практически не изменилась за последние десятилетия, сводясь к простой максиме: в любой непонятной ситуации — расширяй военное присутствие. К примеру, СССР развалился и холодная война окончилась. Что делает Вашингтон руками своего военного блока? Правильно, создает всевозможные консультативные органы для включения стран-членов распущенной Организации Варшавского договора в состав Североатлантического Альянса. В течение последующих лет НАТО активно расширяется на Восток, все ближе подступая к границам России. Не потому, что того требует текущая политическая обстановка — отношения между Москвой и Вашингтоном тогда были на вполне приемлемом уровне, а просто потому, что может это сделать. Влияния, как известно, много не бывает и фактор военного присутствия всегда был одним из фундаментальных основ давления на все несогласные с непропорционально широкой ролью США в мировой политике стороны.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Европа решила отказаться от эскалации напряженности с Россией

Сегодня же разрушение концепции однополярного мира неизбежно ведет к тому, что Вашингтон обречен на постепенную потерю геополитических позиций, которая оставляет ему все меньше пространства для маневра и все больше толкает на путь военной эскалации. Ведь война становится реальностью не тогда, когда к этому возникают устойчивые предпосылки — если поискать, их можно найти почти всегда. Война становится реальностью, когда выгоды от ее начала очевидно перевешивают негативные последствия хотя бы для одной из сторон.

Потенциальный сценарий эскалации

Достаточно смоделировать ситуацию: американский военный самолет в очередной раз грубо нарушает воздушное пространство РФ, например, в балтийском или черноморском регионе, и российские силы ПВО его сбивают. Какова будет реакция США и их сателлитов? Несомненно, это будет представлено ими как факт военной агрессии со стороны Москвы. А позже выяснится, что Пентагон обладает прямыми «доказательствами» того, что истребитель мирно пролетал в воздушном пространстве над нейтральными водами, а коварные русские его сбили. И доказательства эти будут столь же «неопровержимы», как и факт наличия химического оружия в Ираке, например.

Когда-то официальный представитель США Колин Пауэлл драматически тряс пробиркой с трибуны Совбеза ООН, заявляя, что официальный Багдад обладает запасами боевых отравляющих веществ. Спустя годы и полное разрушение ближневосточной страны выяснилось, что все это было лишь банальной мистификацией. Химического оружия в Ираке так и не нашли, а единственное, о чем спорят исследователи сейчас, так это что же на самом деле было у Пауэлла в той пробирке: мука или стиральный порошок?

Тем не менее стоит понимать, что подобный сценарий военной эскалации может быть осуществим лишь в случае, если оборонительная мощь российской стороны будет воспринята американскими и натовскими военными экспертами как уязвимая. Только это может быть расценено в качестве благоприятных условий для начала полномасштабного военного конфликта.

Впрочем, сегодня российская сторона активно развивает системы воздушно-космической обороны и ведет курс на техническое переоснащение флота, демонстрируя всем «заинтересованным сторонам», что Москва обладает достаточными силами для отражения любых провокаций и защиты своих границ. Ведь как верно отметил президент России Владимир Путин, на очередной корабль Альянса можно «посмотреть в бинокль или в прицел соответствующих систем обороны». И если агрессивная политика США и НАТО у российских границ не изменится, то более реальным станет именно второй вариант.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь