Как изменятся отношения России и Германии после выборов в Бундестаг

Сегодня, 26 сентября в Германии пройдут очередные парламентские выборы. Граждане ФРГ будут выбирать депутатов Бундестага двадцатого созыва, которые в свою очередь изберут нового канцлера. Германия — крупнейшая и влиятельнейшая страна ЕС, одновременно являющаяся ключевым экономическим партнером России в Европе. Именно поэтому выборы, способные кардинально изменить немецкую внешнеполитическую повестку, столь важны для отношений между Берлином и Москвой.

Говорим «немецкая политика» — подразумеваем Меркель

Немецкая политика последних полутора десятилетий точнее всего характеризуется всего одним именем: Ангела Меркель. Ставшая канцлером в далеком 2005-м, сегодня Меркель не просто является одним из популярнейших немецких политиков. Сегодня она и есть немецкая политика. Слишком большой политический вес она набрала за это время, слишком большой рывок совершила Германия за годы ее правления.

Сложно представить, но впервые став канцлером шестнадцать лет назад, Меркель получила в управление страну, бюджетный дефицит которой превышал три процента, темпы роста ВВП не дотягивали даже до средних по ЕС, а безработица достигала почти двенадцати процентов. Проще говоря, если бы тогдашняя Германия не была в составе ЕС и захотела бы в него вступить, то ее бы просто не приняли ввиду несоответствия маастрихтским критериям. Как известно, страны со слишком сложной экономической ситуацией в ЕС попросту не допускаются.

Такова была цена за объединение двух Германий: капиталистической и социалистической. Слишком разные у них были экономические системы, слишком тяжело было поставить работу экономики в ГДР и ФРГ на единые рельсы.

Тем не менее спустя годы руководства Меркель объединенная Германия не просто больше не является слабым звеном в ЕС, но и напротив, выступает в качестве локомотива развития всей европейской экономики. В результате некоторые экономисты даже начали называть период ускоренного роста экономики Германии в XXI веке Вторым немецким экономическим чудом.

В свою очередь, политическое долгожительство Меркель также стало притчей во языцех. К примеру, ее предшественник Герхард Шредер руководил Германией всего семь лет, в то время как за время правления Меркель в соседней Франции успело смениться четыре президента. Тем не менее ни один правитель не может оставаться во главе государства вечно, и в 2018 году Меркель приняла решение больше не выдвигать свою кандидатуру на пост канцлера на очередных парламентских выборах.

При этом главный электоральный парадокс заключался в том, что Меркель последних лет не просто затмила своей популярностью рейтинг собственной партии, но и повлияла, пусть и, вероятнее всего, помимо своей воли, на избирательные привычки немецких граждан. Если до прихода Меркель к власти и в первые годы ее правления они больше ориентировались на политические партии и их программы, то со временем вектор их избирательных предпочтений сместился в сторону личных качеств кандидата на пост канцлера. Проще говоря, немецкая политика стала куда более персонифицированной, завязанной скорее на публичный образ отдельных политиков, нежели на программу их партий.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Европа отреагировала на подписанный Путиным «закон о шампанском»

В результате этого коренного изменения пострадала прежде всего партия самой Меркель. Христианско-демократический союз (ХДС), правивший в коалиции с Христианско-социальным союзом(ХСС) с 2005 года (в парламенте 2005-2009 к ним примкнула СДПГ). Сегодня он практически не имеет шансов на безоговорочную победу на этих выборах. И причина тому не столько программа, как их называют в Германии, «союзных партий», столько личность выдвигаемого ими кандидата на пост канцлера — преемника, которого выбрала Меркель.

Три «канцлера»

К выборам 2021 года в наиболее серьезной политической поддержкой обладали три партии: идущий единой фракцией союз ХДС/ХСС, Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) и «Зеленые». Как и полагается, к старту избирательной кампании каждая из них определилась с кандидатом на пост канцлера, возглавившим ее избирательный список.

От блока ХДС/ХСС в канцлеры баллотируется новый председатель ХДС, премьер-министр федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия — Армин Лашет. От партии «Союз 90/Зеленые» — ее глава Анналена Бербок. От СДПГ — текущий вице-канцлер и министр финансов ФРГ Олаф Шольц.

Чтобы понять чего ждать от вероятных канцлеров и как их избрание может отразиться на отношениях России и Германии, рассмотрим каждого из них поподробнее.

Армин Лашет

Армин Лашет — классический пример европейского политика умеренно либерального толка. Не слишком правый, не слишком левый — идеальный вариант для центристского консервативного блока, коим и является ХДС/ХСС. Он стал вторым вариантом «операции преемник» в исполнении Ангелы Меркель после политического провала ее предыдущей предполагаемой наследницы — Аннегрет Крамп-Карренбауэр, нарушившей негласное партийное табу на сотрудничество с правой партией «Альтернатива для Германии».

За Лашетом в последние годы закрепился образ лояльного Москве политика. Он настроен на выстраивание конструктивных отношений с Россией или как минимум на их неухудшение. По мнению ряда политологов, учитывая влияние Германии на политическую повестку в ЕС, приход Лашета к власти может ознаменовать начала потепления не только в российско-германских, но и в российско-европейских отношениях.

Анналена Бербок

Возглавляющая «Зеленых» Анналена Бербок в вопросе отношений с Россией в свою очередь представляет собой полный антипод Лашета. Она высказывается за проведение предельно жесткой линии в отношении Москвы, включающей, в том числе, и полное прекращение политической поддержки проекта «Северный поток-2», что в целом довольно необычно для обычно сфокусированных на борьбе за экологию «Зеленых». Впрочем, учитывая, что она имеет яркую репутацию ставленницы Америки, вряд ли стоило ожидать иного. По словам того же Лашета, и сама Бербок, и ее политическая партия напрямую «контролируются из США».

Олаф Шольц

Третий кандидат на пост канцлера — Олаф Шольц в вопросах отношений с Россией выглядит чем-то средним между Лашетом и Бербок. С одной стороны, его публичная позиция не содержит каких-либо критических замечаний в отношении РФ, с другой — свидетельств того, что он нацелен на их улучшение так же нет.

«Россия и другие страны должны признать, что европейская интеграция продолжится (…) Если мы хотим обеспечить совместную безопасность в Европе, то потребуется сотрудничество Европейского союза и России», — так высказывался он по вопросам будущего взаимодействия между Берлином и Москвой в ходе избирательной кампании.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Россия возродила один из самых амбициозных энергетических проектов СССР

В случае занятия Шольцем поста канцлера логичнее всего будет ожидать поддержания российско-германских отношений на уровне тренда, заданного Ангелой Меркель в последние годы. Т.е. поддержка анти-российских санкций будет продолжать парадоксально сочетаться с расширением сотрудничества двух стран по коммерческой линии.

Стоит отметить, что исходя из последних данных соцопросов именно Шольц выглядит наиболее вероятным кандидатом на пост будущего немецкого канцлера. Этому помогает не только сложившийся у него образ «крепкого хозяйственника» от финансов, но и существенное меньшее количество провалов в ходе избирательной кампании по сравнению с его конкурентами.

Так, за несколько месяцев до выборов в книге Анналены Бербок нашли плагиат — крайне серьезное по меркам немецкой политики нарушение. К примеру, в 2011 году из-за выявленного в его диссертации плагиата подал в отставку Министр обороны Германии Карл-Теодор цу Гуттенберг. В 2013-м схожая ситуация повторилась с главой немецкого минобразования Аннетте Шаван. А в 2021 году — с министром по делам семьи ФРГ Франциской Гиффей, которую даже добровольный отказ от спорной степени не смог спасти от заката политической карьеры.

Таким образом, несмотря на статус теневого фаворита, который был у Бербок в самом начале избирательной гонки, следующим канцлером ей вряд ли удастся стать.

Армин Лашет же существенно ухудшил свои политические перспективы не только своеобразной манерой отвечать на острые вопросы, продемонстрированной в ходе избирательной кампании, но и весьма неудачным проявлением эмоций. Политик, а в особенности европейский и либеральный, безусловно должен быть открытым, приветливым и «живым» — уметь выглядеть «своим парнем» и в нужный момент посмеяться вместе со всеми, например. Тем не менее именно смех не в то время и не в том месте обрушил рейтинги Лашета. Посещая этим летом пострадавшую после разрушительного наводнения федеральной землю Северный Рейн — Вестфалия, премьером которой он является, Лашет умудрился попасть на камеру смеющимся ровно в тот момент, когда президент ФРГ Штайнмайер говорил об ужасных последствиях небывалого разгула стихии. Стоит ли говорить, что вечером того же дня Лашет оказался в центре внимания абсолютно всех немецких медиа и социальных сетей? Глупо вышло, конечно, но такова сегодняшняя политика, в которой эпизодическое, но публичное поведение подчас играет куда важную роль нежели вырабатываемые годами многостраничные политические программы.

В заключение хотелось бы отметить, что какими бы ни были результаты выборов в ФРГ, важно понимать, что будущее российско-германских отношений лежит в области понимания, что взаимовыгодное сотрудничество и опора на принципы здравого смысла пойдут только на пользу обеим сторонам. И навязываемая США повестка, призванная вбить клин между нашими странами, должна остаться там, где ей самое место — за океаном. В конце концов, когда между русскими и прусскими землями уже были установлены дипломатические отношения Соединенные Штаты еще даже не существовали.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь