В большинстве своем это были «латышские стрелки»

Как прибалтийские спортсмены предавали СССР

Не случайно многие литовцы с приближением советских войск, начали покидать свою родину, уходя на Запад вместе с немецкими войсками. Два бывших игрока баскетбольной сборной Литвы — Андрулис и Норкус — осели в ФРГ, где играли за команду литовских беженцев «Кепмтон Шарунас», остальные рассеялись кто где (в том числе и в Америке). В результате литовский баскетбол был уничтожен, и восстанавливать его пришлось уже при советской власти, которая начала с создания в Каунасе команды «Жальгирис» в 1944 году.

Латвия больше остальных сопротивлялась новым порядкам

У прибалтов к бывшему СССР есть большие претензии по поводу того, что местных жителей ссылали в ГУЛАГ. Ответим на это цитатой из книги Якова Эттингера, одного из основателей «Мемориала»: «До войны со мной занималась немецким языком минская немка Анна Оттовна Офли-заде. Муж у нее был турок. Эта очень милая женщина, как потом выяснилось, во время оккупации Минска была в действительности резидентом германской разведки. Ее домик служил сборным пунктом для немецких десантников, а сама она потом разгуливала по городу с нацистской повязкой на рукаве».

В романе советского диссидента Льва Копелева «Хранить вечно» есть воспоминание о знакомстве с капитаном немецкой армии Кенингом, бывшим начальником 1С штаба дивизии Германа Геринга. Так вот Кенинг весной 1945-го, когда война велась уже на территории Германии, не мог понять, почему в советской армии находились дезертиры, которые перебегали к окруженному противнику? Оказалось, что это были молодые, недавно призванные парни из Молдавии, которые не верили своим командирам, не верили, что немцы окружены и не хотели умирать. До конца войны оставалось несколько месяцев, а в советской армии все еще находились перебежчики, и это было достаточно массовой картиной для той же Прибалтики, которая только на бумаге числилась советской.

Прибалтика в действительности кишела иностранными резидентами и местными жителями, которые во время войны боролись не с немцами, а советскими войсками. В Латвии был создан латышский легион СС, в котором воевали, в частности, экс-баскетболисты сборной Мартыньш Грундманис и Висвалис Мелдерис. В иностранных статьях о хоккее об «оккупации Чехословакии Советским Союзом», кстати, нет ни слова о предательстве латвийских хоккеистов, массово воевавших против СССР в рядах нацистской армии. А таковых было немало. Хоккеист Янис Бебрис был призван в Красную Армию, но, попав в плен, встал на сторону нацистов. Карлис Зилпауш и Людвиг Путнинш погибли в рядах латышского легиона, воевавшего на стороне Германии. Карлис Паегле бежал с немецкими войсками, оставшись в Швеции. Карлис Мушке за сотрудничество с немцами был сослан в Воркуту. Скандально знаменитый хоккеист Артур Ирбе в одном из своих интервью сказал, что он «не стыдится своих дедов, воевавших во Второй мировой войне в вермахте».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Мне сказали — он мертвый»: лидер «Хади Такташ» заявил об оговоре авторитета «Тукаевских»

Как прибалтийские спортсмены предавали СССР

Кстати, подтверждая высказывание о том, что сын за отца не отвечает, можем сказать, что родной брат бойца латышского легиона Карлиса Зилпуша, Лаймонис, после войны продолжил играть в хоккей в составе команды «Динамо» Рига, вместе с Альфонсом Егерсом, пережившим все ужасы нацистской оккупации в концентрационном лагере Штутгоф, находившимся в Польше.

А вот многие его соотечественники массово бежали с родины, как только к ней начали приближаться советские войска. И их с радушием принимала ФРГ. Хоккеисты убегали в Аугсбург, и в местной команде под одноименным названием «Аугсбург» играли Альфонс Ансонс, Робертс Блукис, Леонидс Ведейс, Эрикс Конецкис, Харальдс Норитис, Оярс Ритумс. Виестурс Клейнопс приехал туда транзитом через США, поэтому звался Джоном Клейнопсом. Эрикс Конецкис со временем получил немецкое гражданство и стал называться Эрихом Конецки. А самую головокружительную спортивную карьеру сделал Рудольф Вейде, ставший игроком сборной ФРГ. Впоследствии в той же сборной играл и его сын Эрих Вейде.

Важно понимать, что находясь в СССР, после присоединения Латвии, основная масса названных хоккеистов выступала в местной армейской команде РДКА, «Рижский дом Красной Армии», будучи аттестованными военнослужащими. Иными словами, за сборную ФРГ играл Рудольф Вейде, бывший ранее советским военнослужащим и дезертировавший из ее рядов.

Забытый Таль, изгнанный Кобленц

Кроме хоккеистов, в Аугсбург сбежали литовский баскетболист Зенонас Пузинаускис и латышский футболист Янис Бебрис. В Советской Латвии он играл за РДКА. Был призван в Красную Армию, попал в плен к немцам и встал на их сторону. После войны два сезона играл в футбол за «Швабен Аугсбург», а потом переехал во Францию, где стал футболистом РК «Страсбург».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Что покажет перестроечный «Локомотив» в московском дерби и компенсируется ли «Спартак» в Самаре?

Вацлав Бордушко тоже играл за РДКА, только футбольный. После оккупации Латвии Германией продолжал играть в футбол за команду «Бекона экспортс», и, судя по ее названию, нетрудно понять, кто был ее спонсором. Кажется, кроме евреев, остальное население Латвии не ощущало тягот оккупации. И это, увы, общая ситуация для многих стран Европы. К примеру, знаменитый футболист из Норвегии Оле-Гуннар Сульшер охарактеризовал 2020 год и случившуюся в нем пандемию следующей фразой: «Этот год стал самым странным за всю нашу жизнь. К счастью, мы не жили в период Второй мировой войны, но эти времена и ограничения были почти такими же суровыми». В том числе и поэтому мы не имеем права забывать об ужасах Великой Отечественной, поскольку в Европе она воспринимается всего лишь аналогом пандемии…

Как прибалтийские спортсмены предавали СССР

Ярким отображением настроений в прибалтийском обществе тех лет может служить оценка посланника Латвии в Эстонии Вилиса Шуманиса, который писал в донесении своему правительству, что « эстонская политическая элита считает врагом номер один Россию, однако в народе по-прежнему наибольшим врагом считают немцев». И еще евреев, уточним мы.

Вот если бы не евреи и гетто! Одно из них, кстати, существовало в Риге, и там погибли мать и сестры Александра Кобленца. Это друг и личный тренер Михаила Таля, чемпиона мира по шахматам, гордости Советской Латвии. Сразу же после возвращения независимости Латвии в 1991 году Кобленц эмигрировал в Германию, полувеком ранее истребившую всю его семью.

В новой Латвии тем временем закрыли шахматный клуб в центре Риги, отдав его помещение под банк, закрыли журнал «Шах», выходивший с 1959 года, и академию имени Таля. Во времена СССР там были не только Таль, но и Широв, Витолиньш, Розенталис, приехавший из Азербайджана Владимир Багиров. Он умрет в 2000 году в финском городе Ювескюля, от сердечного приступа прямо во время партии, в тесном и душном помещении. Как и его коллега Айварс Гипслис, только от инфаркта во время турнира в Берлине 2000 года. Новой Латвии не нужны будут ни шахматы, ни шахматисты с советским прошлым…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь