Интервью с бегуном-олимпийцем из Татарстана, который видел, как менялась мировая легкая атлетика

«Не соревнуясь со спортсменами высокого класса, сложно прогрессировать»

Когда старался отсидеться в группе, сохранить силы, ничего путного не получалось, поэтому лучшие свои результаты я показал, когда начинал выкладываться с самого старта

«Когда соперники попадали со мной в один забег, то рассчитывали на хороший результат»

Ранее на средних дистанциях было много сильных бегунов из Германии, Испании, Польши, а за Россию бегали вы с Дмитрием Богдановым. Вы не пробовали применять командную тактику, чтобы помочь лидеру сборной?

— Как правило, нет. Какими бы теплыми ни были отношения внутри сборной, но выходя на дорожку, мы все становимся соперниками друг друга. Потом, надо понимать, что у каждого бегуна может быть своя тактика на забег, под которую сложно подстроиться. К примеру, зачем нам надо было задавать темп, если Борзаковский предпочитал бежать по своему графику? То же самое было и у конкурентов, я не припомню моментов, когда бы работали на лидера, за исключением «зайца», но им мог становиться представитель любой страны, не обязательно соотечественник.

А на каких дистанциях может понадобиться помощь «зайцев»?

— Начиная с 800 метров и заканчивая, наверное, пятеркой. На 400 метров — это длинный спринт — люди бегут «на все деньги», там за спиной не отсидишься, чтобы потом рвануть. А на более длинных дистанциях, даже на 10 тысяч метров, где найти такого «зайца», чтобы протянул тебя на всей дистанции? Если у человека столько здоровья, то он сам будет претендовать на победу, зачем ему кого-то тянуть за собой? А вот 800 и до 5 тысяч метров — это самое оно. Мне тоже предлагали забеги, где надо было тащить за собой группу, я был неплохим «зайцем».

На коммерческих стартах зачастую сами организаторы идут на это ухищрение, поскольку хотят, чтобы был установлен рекорд, мировой, европейский, чтобы повысить статусность этих стартов. Хотя мне даже платить не надо было за это, поскольку сам стиль бега был выстроен так, чтобы бежать впереди. И, когда соперники попадали со мной в забег, то понимали, что можно показать хороший результат, поскольку я начинал хорошо, а им только надо было удержаться.

«На Олимпиаде не смог снова выйти на пик формы»

На Олимпиаде в Афинах Борзаковский не просто победил — он был первым в забеге из семи чернокожих конкурентов. Это уже было время, когда вначале чернокожие спортсмены вытеснили всех на спринтах, а потом начали вытеснять и на средних дистанциях.

— Ну, в наше время еще оставались сильные ребята: немец Шуман, швейцарец Бушер, но уже да, даже Европа «чернела». За Данию бегал знаменитый кениец Уилсон Кипкетер, за Швецию Ризак Дирше из Сомали, за Англию Майкл Риммер. Причем в спринтерских дисциплинах преобладают представители Карибского бассейна (Ямайка, Тринидад), здоровые, мощные, поскольку там нужны скорость и сила, а на средних и длинных дисциплинах — Северная Африка и часть Восточной Африки (Кения, Эритрея, Эфиопия).

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Кто из воспитанников «Рубина» защищал цвета других сборных

Почему ты не смог выйти в финал?

— Мне во время забега на пятку наступили, даже порвав шиповку. Но больше повлияло то, что я сбился с привычного бегового ритма. А основной проблемой, считаю, стало то, что я не смог выйти на пик своей формы, на котором находился во время отбора на Олимпиаду, а это был чемпионат России.

Для меня лучше было бы, если бы сразу же мы поехали на Олимпиаду, и на своей форме я мог бы побороться за что-то большее. Тот же Борзаковский к тому моменту уже отобрался на Олимпиаду и имел возможность строить подготовку под главный старт.

«Не соревнуясь со спортсменами высокого класса, сложно прогрессировать»

Когда соперники попадали со мной в забег, то понимали, что можно показать хороший результат, поскольку я начинал хорошо, а им только надо было удержаться

В легкой атлетике отборочную Россию и Олимпиаду разделяет всего лишь месяц. Получается, что правы пловцы, которые проводят свой отбор на чемпионате России в апреле? У них потом появляется возможность повторного выхода на пик формы.

— Ну, а куда у нас чемпионат страны засунешь в апреле? Там еще в полный рост соревнования в залах проходят… По мне — две, максимум три недели можно удерживать себя на пике формы, потом идет предсказуемый спад.

Почему после Афин-2004 вы не стартовали в Пекине?

— Я не попал туда по своей глупости. На тот момент я уже выступал за сборную Татарстана, и отборочный чемпионат страны проходил, можно сказать, на родных дорожках Центрального стадиона. И там мне не хватило двух сотых в предварительном забеге, чтобы пройти дальше. Я слишком поберегся, планировал пройти отбор малой кровью, «заглядывал» в финал…

«Совет средневикам: не просчитывайте, бегите, что есть сил»

На том чемпионате России я работал в прессцентре, и мне подарили на ближайшее 40-летие фирменную футболку «Зенита», за который я болел в советском детстве. И можешь представить моё удивление, когда ко мне подошел Виталий Мутко со словами: «Ты чего здесь делаешь? Наши же сейчас в Перми рубятсяОн перепутал меня с фанатами «Зенита», который в тот день играл с «Амкаром». И именно с того момента Мутко начал свою борьбу с параллельным зачетом.

— Я как раз выступал параллельным зачетом за Башкортостан и Челябинскую область, а потем уже начал бегать за Татарстан, под руководством московского тренера Матвея Марковича Телятникова. Увы, подвел местных болельщиков, поэтому мой совет средневикам: не просчитывайте, бегите, что есть сил. Не на пределе, но близко к этому.

Получается, что за Татарстан я стартовал на международных стартах на Кубке мира, где бежал «полторашку», и на зимнем чемпионате мира в Москве 2006 года, где финишировал седьмым, опять же не попав в финал.

В манеже только шесть рабочих дорожек, а потому на зимних стартах участвуют только шесть финалистов. Там, кстати, своя специфика: градус поворота совсем другой, потому что там крайние дорожки повыше, чтобы инерция не выбросила тебя. Дорожки дощатые, и многое зависит от того, попадаешь ты в шаг (и дорожка чуть пружинит) или же в резонанс (и тебя немного притормаживает). А вот по погодным условиям — не могу сказать, что в дождь тяжело выступать, ведь в шиповках ноги не скользят, а бежать по свежему воздуху даже приятнее. Вот ветер свои коррективы вносит — например, встречный ветер на финишной прямой сильно влияет на итоговый результат…

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Сексизм в спорте на примере Олимпиады: почему девушкам вредит оголяющая тело форма

После этого начался закат моей карьеры. Я уже понимал, что после 30 лет вряд ли смогу претендовать на что-то серьезное.

Да, Гульнара Галкина-Самитова стартовала вместе со мной на Олимпиаде в Афинах, выиграла Пекин, а потом еще и бежала в Лондоне. Но у нее длинные дистанции: 5000 метров гладким бегом и 3000 метров с препятствиями, там выносливость с годами приходит. А 800 и даже 1500 метров — это все-таки скоростная выносливость, где мышцы «стареют».

«Не соревнуясь со спортсменами высокого класса, сложно прогрессировать»

Для меня семья на первом месте, я остался в Казани, поработал в спортобществе «Динамо РТ», а сейчас председатель профсоюзной организации в энергетической компании «ТГК-16»

«Попадал в сильный забег, и тебя могли довезти до финиша с сильным результатом»

Российская легкая атлетика уже пять лет находится под жесточайшими санкциями, тем не менее, улучшает свои результаты. На ЧМ-2015 от нас участвовал 61 спортсмен, завоевано четыре медали. Дальше начались санкции, и в 2017 было шесть медалей на 19 спортсменов, а в 2019-м те же шесть медалей на 29 участников.

— Это объясняется тем, что на чемпионаты мира сейчас мы вывозили только тех, кто был готов бороться за медали, оставляя дома представителей второго состава. С одной стороны — это позволяет говорить о том, что мы конкурентоспособны, завоевывая медали меньшим количеством участников. С другой: спортсмен должен соревноваться, чего многие наши лишены.

Не соревнуясь со спортсменами высокого класса, сложно прогрессировать. К примеру, один из моих конкурентов, стартуя на международных соревнованиях, пробегал свои 800 за 1 минуту 43 секунды, а в России не мог выбежать из 1 минуты 45 секунд.

Просто там попадаешь в сильный забег, и, как говорится, паровозом, сел на него, и тебя «довезли» до финиша с высоким результатом. А еще и аэротруба, когда ты спрятался в группе, а лидер бежит, борясь с сопротивлением ветра. А на «России» за кем спрячешься, если ты и так лидер? И тут уже бежишь на свои минуту 45 секунд…

Как чувствует себя человек в 30 лет, закончив с профессиональным спортом?

— Во мне видели перспективного тренера, благо образование и опыт позволяли, но не сошлось. Сам хотел работать тренером по общефизической подготовке, был вариант с «Динамо-Казань» по хоккею на траве, даже съездил в Самару. Это был просмотр в футбольном клубе «Крылья Советов», которыми на тот момент руководил бывший тренер «КАМАЗа» Юрий Газзаев. Но ситуация была такая, что нужно было уезжать от семьи, расставаясь с ней практически на весь год.

А для меня семья на первом месте, я остался в Казани, поработал в спортобществе «Динамо РТ» под руководством Салавата Гайсина, а сейчас председатель профсоюзной организации в энергетической компании «ТГК-16». Моя работа включает в себя и развитие корпоративного спорта. В этом направлении у нас проходят круглогодичные Спартакиады — соревнования по восьми видам спорта.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь