Новый уровень экономики: Что даст России цифровой рубль

Центробанк России подготовил прототип платформы цифрового рубля и первые тестовые операции с ним начнутся в январе 2022 года. Об этом 20 декабря сообщила первый зампред ЦБ Ольга Скоробогатова.

Прототип платформы цифрового рубля готов. Сразу после январских праздников мы начинаем пилотирование операций первого этапа с 12 банками — отметила Скоробогатова. Ранее в СМИ уже сообщалось о том, что тестирование платформы цифровой отечественной валюты будет происходить в ходе нескольких этапов в течение следующего года.

Не «деревянный», а цифровой

Финансовые эксперименты с цифровизацией отечественной валюты — не новость. Согласно опубликованному еще в октябре 2020 года консультативному докладу ЦБ о цифровом рубле, регулятор активно изучает перспективы расширения рублевой системы денежного обращения, добавив к уже существующим формам существования отечественной валюты (наличной и безналичной) третью — цифровую.

Первый этап тестирования платформы цифрового рубля предполагает подключение к ней кредитных организаций и запуск переводов между физическими лицами (C2C). На втором этапе Центробанк собирается подключить к новой платформе Федеральное казначейство, а также запустить смарт-контракты и операции между физическими и юридическими лицами (C2B, B2C), между только юрлицами (B2B), а также между физическими и юридическими лицами и государством. То есть, по сути, протестировать на цифровом рубле все типы транзакций, проводимые в РФ.

Хотя несмотря на то, что это очевидный шаг вперед по линии финансового развития, нельзя сказать, что все в России отзываются о перспективах цифровой национальной валюты с восторгом.

Я не до конца понимаю, зачем это нужно. От инициаторов проекта я слышу только общие слова про цифровизацию – отмечает зампред правления Альфа-банка Владимир Сенин. Его банк, как сообщают «Ведомости», входит в пилотную группу тестирования цифрового рубля.

Впрочем, в ответ на этот и подобные ему комментарии первый зампред ЦБ Сергей Швецов, выступавший в ходе XVIII Международного банковского форума «Банки России – XXI век» в Сочи, лишь подчеркнул, что цель создания цифрового рубля в принципе лежит вне области интересов банков. В остальном же преимущества цифрового рубля — налицо. Все расчеты будут проводиться по единым тарифам и транзакционные издержки будут снижены радикально. Как следствие, дополнительная комиссия банков за денежные переводы будет окончательно упразднена, что отчасти и объясняет прохладное отношение российского банковского сообщества к нововведению. Кроме того каждый рубль будет обладать уникальным номером, что позволит полностью отследить его движение и вернуть деньги в случае хищения, что, учитывая участившиеся случаи телефонного и интернет-мошенничества с использованием методов социальной инженерии, также весьма актуально. К примеру, за апрель — июнь этого года телефонные мошенники украли у российских банковских клиентов более 3 миллиардов рублей, из которых лишь 222 миллиона (7,4%) было возвращено жертвам. Если бы эти деньги проходили через цифровую платформу, где каждый рубль можно было бы отследить до конечного получателя ситуация бы явно была иной.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Самолет готов: МС-21 завершил все испытания

Ставки сделаны, ставки еще есть?

И все же перспективы и инновационность это хорошо, однако введение цифрового рубля нельзя рассматривать в отрыве от текущих реалий. 17 декабря Центробанк резко повысил ключевую ставку сразу на один процентный пункт — с 7,5 до 8,5%. Причина понятна — инфляция в России в последнее время резко разогналась куда выше целевых четырех процентов, заявленных ЦБ на этот год. Понятен также и сам факт повышения ключевой ставки, предсказанный большинством финансовых аналитиков. Игры со ставкой центрального банка — важнейший инструмент управления денежно-кредитной политикой в рамках фиатной системы. Классический маятник: инфляция разгоняется — повышается ставка и наоборот, в данном случае качнулся в сторону роста цен, так что ЦБ, как и следовало ожидать, отреагировал ужесточением. Тем не менее на этот раз ситуация несколько отличается от кризисов, с которыми российская экономика сталкивалась в прошлом. И причина тому тот факт, что инфляция в России сегодня носит «завозной» характер, т.е. прежде всего экспортируется из долларовой и еврозоны. США, столкнувшиеся с последствиями пандемии, привычно заливают их деньгами. В результате, несмотря на рекордную за последние тридцать лет инфляцию в Штатах, базовая ставка после очередного заседания ФРС в прошлом месяце была сохранена в диапазоне от 0% до 0,25% годовых. То есть останавливать печатный станок в США никто и не собирается. Напротив, американские власти, словно прыгуны с шестом, каждый раз пытаются взять новую высоту, словно бы проверяя, сколько же еще денег можно будет напечатать? Так президент Джо Байден всего несколько дней назад снова поднял потолок американского госдолга. Причем сразу на триллионы долларов. И все они, как и прежде, возьмутся не из воздуха, а из наших с вами карманов. Как и из карманов остальных семи миллиардов жителей Земли.

России же идти по подобному пути не удастся. Безусловно, всегда находятся «эксперты», которые считают, что отечественная ключевая ставка просто необоснованно высока, и если сделать ее почти нулевой как в США или ЕС, то дело резко пойдут в гору. Закрутится промышленность, получив дешевые кредиты, начнет повышаться финансовое благосостояние населения, за счет того, что денег в экономике просто станет больше. Тем не менее, если сегодня снизить ставку ЦБ до нуля, то все к чему это приведет — сильнейший скачок инфляции. Достаточно посмотреть на пример Турции и то, как смягчение денежно-кредитной политики наперекор тренду повлияло на ее экономику. Вместо того чтобы поднимать ставку в момент роста цен, глава страны Реджеп Эрдоган, по сообщениям СМИ, весь последний год активно воздействует на руководство турецкого ЦБ, заставляя его понижать ставку, несмотря на взрывной рост инфляционных ожиданий. Результат не заставил себя долго ждать — с начала этого года турецкая лира обесценилась более чем вдвое.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  ВМС США «закупоривают» проходы в Атлантику для российских АПЛ

Эрдоган в своих действиях, очевидно, ориентируется на развитые западные страны, которые процветают в условиях парадигмы «низкие ставки — высокий ВВП». Проблем заключается в том, что у них все это завязано на национальные валюты, пользующиеся спросом за рубежом, а турецкая лира за пределами Турции практически никому не нужна. У нее нет статуса мировой резервной валюты и она не используется иностранцами как средство накопления (разве что, как предмет спекуляций на рынке Forex). Конечно, все это проблема Турции, если бы не одно но. Подобная ситуация с национальной валютой крайне знакома и для России.

Китай, США, Индия, Япония, Германия, Россия, Индонезия, Бразилия, Франция, Великобритания — вот список топ-10 экономик по уровню ВВП (ППС) в мире по данным МВФ. Шестеро из данных стран эмитируют деньги, находящиеся в статусе мировых резервных валют. Китай — юань, США — доллар, Япония — иену, Германия и Франция — евро, Великобритания — фунт. Российский же рубль, несмотря на то, что отечественная экономика на треть больше британской, подобным статусом не обладает. И чем дальше, тем больше становится очевидно, что без закрепления за ним подобного статуса добиться устойчивого роста российской экономики будет все сложнее.

И именно тут России и нужно использовать цифровой рубль. Но для этого необходимо, чтобы он функционировал не в рамках отдельной платформы-песочницы, а был полностью интегрирован в российскую альтернативу SWIFT — СПФС и доступен к обращению за пределами России как минимум в пределах подключенных к системе банков. Так, чтобы любой иностранный гражданин или институциональный инвестор четко знал, что сможет напрямую конвертировать цифровые рубли без контакта с длинной цепочкой посредников и расплачиваться ими по всему миру. Только это позволит вывести экономику России на новый уровень, прежде всего за счет поднятия статуса рубля с денежной единицы, на которую приходятся десятые доли процента в международных расчетах до уровня первой крупной государственной валюты, обращающейся в цифровой форме. Ведь если что-то и способно сделать российский денежный знак мировой резервной валютой — то это цифровизация опережающими темпами.