По-хорошему Запад понимать Россию отказывается, нарываясь на ответ по-плохому

То, что первый (и, по сути, главный) раунд переговоров по гарантиям безопасности, проходивший 10 января в Швейцарии, удался ровно настолько же, насколько миссия профессора Плейшнера в этой же самой стране, было видно уже по итоговым снимкам руководителей делегаций России и США – заместителя главы отечественного МИД Сергей Рябкова и его американской коллеги Уэнди Шерман. Ни улыбок, ни рукопожатий, ни даже символического постукивания локтями в дурацком стиле «коронавирусной моды». Да и выражение лиц у представителей «высоких договаривавшихся сторон», стоявших на фотографировании в предельно напряженных позах, под стать было скорее боксерам, вышедшим с ринга после ожесточенной схватки, а не карьерным дипломатам.

Первые заявления, сделанные на итоговых пресс-конференциях были расплывчаты и неконкретны, однако уже они не оставляли ни малейшего повода для оптимизма. Несколько позднее, когда и замглавы Госдепа США, и представитель нашей страны пообщались с журналистами более плотно, последние сомнения отпали: по ключевым вопросам договориться не удалось. Более того, крайне маловероятно, чтобы прогресс мог быть достигнут в сколько-нибудь обозримом будущем. По-хорошему не получилось – и исключительно в силу твердокаменного упрямства Вашингтона, ни в какую не желающего «поступиться принципами». Что теперь остается делать Москве, авансом пообещавшей, что при подобном развитии событий незамедлительно последует «военный и военно-технический ответ»? Хороший вопрос, господа…

«Слегка вонючий Bloomberg» Рябкова и туманная «транспарентность» Шерман

Насколько господин Рябков разочарован и раздосадован результатами длившегося едва ли не восемь часов кряду пустейшего разговора, показывает то, что на последовавшем за таковым брифинге, он позволил себе, отрешившись от дипломатических условностей, лихо «отбрить» одного из особо докучливых представителей западных СМИ. Конкретно – корреспондента Bloomberg, пытавшегося убедить замглавы нашего МИД в «стопроцентной объективности» своего издания, которое «подает как американскую, так и российскую точки зрения». Рябков в ответ заметил, что «непредвзятая» подача российской позиции в исполнении Bloomberg представляется ему «схожей с сыром Рокфор – такой, знаете ли, слегка вонючей…»

Золотой фонд цитат МИД России серьезно пополнился. И знаете, что? Сергей Алексеевич абсолютно прав. Ведь именно это агентство, в тесном содружестве со своими коллегами из Associated Press, The New York Times и прочими, «калибром» поменьше, в аккурат перед женевским саммитом не покладая рук трудились над созданием для него такого «информационного фона», который априори делал эти переговоры бессмысленными. «Объективные» «рупоры» вовсю трубили о том, какие именно «адские санкции» уже готовятся Вашингтоном для Москвы в наказание за «вторжение на Украину», которое «непременно состоится». Дописалась вся эта братия до того, что в Белом доме чуть ли не лежат на подписи проекты «введения против России эмбарго того же уровня, что действует против Ирана, Кубы или Северной Кореи». Сопровождалась данная кампания запугивания Москвы публикацией очередных «доподлинных» и «совершенно достоверных» карт с «планами кремлевской агрессии против Киева». Впрочем, стоит ли удивляться западным «утюгам», если они, по сути дела, всего лишь перепевали официальную позицию Госдепа?

Его глава, Энтони Блинкен, еще в конце прошлого года вещавший о «неприемлемости» ключевых позиций Москвы, накануне начала саммита с участием его первой заместительницы пошел еще дальше. В своем выступлении руководитель внешнеполитического ведомства Соединенных Штатов обвинил Россию, ни много ни мало, в «стремлении восстановить СССР». Далее традиционно последовали разговоры о «приставленном к голове Украины пистолете» и ужасающих карах, которые ожидают нашу страну, если она посмеет «потянуть за спусковой крючок». Вам бы, мистер Блинкен, стишки писать, что ли… Или детективы на худой конец. Такая позиция Государственного секретаря более, чем красноречиво свидетельствует: никто в США ни о чем договариваться не собирался изначально. Нет, «чисто поболтать» – почему бы и нет? Уэнди Шерман после встречи соловьем разливалась по поводу «открытости американской стороны для обсуждения вопросов относительно ракет в Европе и проведения там учений». А также готовности к говорильне по поводу неких совершенно абстрактных и непонятных «мер транспарентности».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Американцы отреагировали на появление Су-35 в восточной Сирии

Что эта словесная конструкция обозначает – тайна велика есть. Впрочем, скорее всего, за ней скрывается навязчивое стремление наших заокеанских «партнеров по переговорам» превратить их в очередную нескончаемую череду беспредметных дискуссий ни о чем. По поводу тем, означающих для Москвы самые главные приоритеты – нераспространения НАТО на «постсоветское пространство» и значительное сокращение его милитаристских амбиций в Восточной Европе из уст Шерман прозвучало однозначное и категорическое «Нет!» По словам Сергея Рябкова, «по критическим моментам, от которых зависит весь успех переговорного процесса, прогресс отсутствует совершенно». Американская сторона их просто «не слышит». И слышать не желает ни в какую.

А если «по-плохому»? Ответ имеется

Нет, от дальнейших встреч в формате Россия-НАТО и Россия-ОБСЕ, запланированных уже на ближайшие дни, никто не отказывается. С другой стороны, если «Шерхан» свой ответ прорычал, есть ли смысл слушать тявканье «Табаки»? Тем более, что исходя из истерических демаршей таких «столпов» НАТО, как Литва или Эстония, а также заносчивых и высокомерных заявлений Генсека Альянса Йенса Столтенберга, иных перспектив, кроме очередных обвинений в «военной угрозе» Украине, заверений в ее «непоколебимой поддержке», а также вздорных требований что-то там откуда-то «отвести», от этих саммитов ожидать не приходится. Североатлантический альянс, все так же ориентирующийся по вашингтонскому «компасу» будет гнуть свою линию и категорически отвергать те главные требования, ради которых, собственно, и затеяны переговоры с ним. Еще вдобавок и за Казахстан, того и гляди, начнут «предъявы выкатывать», пытаясь выжать хоть что-то из собственной позорно провалившейся авантюры.

Женевский раунд переговоров был «краеугольным камнем» всего диалога, который, судя по всему, закончился, даже не начавшись. И, положа руку на сердце, давайте признаем уже – рассчитывать на что-либо другое было бы верхом наивности. Оставайся «у руля» США пусть и эксцентричный, но прагматичный Трамп с его более, чем прохладным отношением к НАТО, возможно, что-то и получилось бы. Но нынешние демократы-начетчики, от которых за версту несет самым густопсовым и фанатичным мессианством, не пойдут на компромисс до тех пор, пока не будут загнаны в угол окончательно и бесповоротно. Похоже, наступает время для тех самых «необходимых мер для устранения неприемлемых для безопасности России угроз», о которых загодя предупреждал Сергей Лавров.

«Циркон» – другой в окно Белого дома? Звучит заманчиво, однако понятно, что по такому самоубийственному пути не пойдет никто – да и слава богу. Впрочем, нет никакой необходимости в столь радикальных решениях, если сама жизнь подсказывает иной, гораздо более реалистичный и действенный вариант. Энди Шерман, лопаясь от самодовольства, провозглашает о нерушимости «политики открытых дверей Североатлантического альянса»? Что ж, замечательно – давайте отвечать сугубо симметрично. Тем более, что события в Казахстане не то что подсказывают, а прямо-таки подталкивают именно к такому «военно-техническому» решению. Вы продолжаете твердить, что двери НАТО открыты для Украины и Грузии? Прекрасно – почему бы ОДКБ не распахнуть свои? Прежде всего – для так называемого Содружества непризнанных государств в полном его составе. То есть для Абхазии, Южной Осетии, Приднестровско-Молдавской и Нагорно-Карабахской Республик? А заодно уж – для Донецкой и Луганской (с их одновременным признанием Москвой и прочими членами ОДКБ). Не признают союзники по блоку? Что-то подсказывает, что в обмен на гарантии защиты НКР Ереван пойдет еще и не на такое. Минску в любом случае терять уже нечего. Казахстан и Киргизия? С первым все понятно, а вторая против большинства не попрет. Ну, продемонстрирует «особое мнение» для порядка, но смирится.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Самый дорогой научно-космический долгострой выведен на орбиту

Реакция Запада? А что такого? Мы ведь лишь зеркально повторяем ваши «принципы»! Война? Не начнут однозначно. Нет у них для этого, ни желания, ни, прежде всего, сил. И, кстати, отчего бы не пригласить в тот же ОДКБ Сирию, Иран, Кубу, Венесуэлу? Гулять – так гулять! И ведь наверняка еще найдутся желающие! Что сможет противопоставить этому Вашингтон? Очередные санкции? Так они все равно будут – неужели же непонятно еще? Договариваться с нами не собираются – намерены давить и запугивать дальше. Тут или прогибаться, или идти ва-банк.

Да и кто говорит, что принятие в ряды ОДКБ (или, к примеру, совершенно другого, созданного «с ноля» военно-политического союза) непризнанных государств и подвергаемых преследованию Западом стран, по сути, являющихся нашими форпостами в противостоянии с «мировым гегемоном» обязательно должно состояться де-юре? Вполне возможно, что для «просветления разума» нашим «заклятым друзьям» хватит опубликованных на официальных ресурсах России проектов соответствующих документов. Они могут и остаться таковыми – до поры до времени. А могут и быть подписаны в кратчайшие сроки – кризис в Казахстане прекрасно показал, что Москва не только умеет сама действовать молниеносно, но и способна мотивировать к такой же скорости принятия решений своих союзников. Вполне реально объявить нашим оппонентам реальный ультиматум – дать срок на выполнение оглашенных в конце прошлого года требований и условий, пообещав в противном случае оформить новую геополитическую реальность, как минимум на «постсоветском пространстве», в течении каких-то суток после его истечения.

Можно априори объявить такое предложение авантюризмом и игрой с огнем. Вот только для начала попросил бы предложить нечто альтернативное. Можно смириться с поражением, с тем, что «коллективный Запад», сегодня критично зависящий от поставок наших энергоносителей и однозначно более слабый в военном отношении, чем наша страна, тем не менее, категорически отказывается воспринимать ее всерьез. А можно, в конце концов наплевать на все дурацкие внешнеполитические «реверансы» и начать действовать так, как это пристало великой державе, возвращающей собственное величие не только на словах.