Почему США так не понравилось российское противокосмическое оружие

Россия использовала противоспутниковое оружие, тем самым создав угрозу интересам всех государств. Об этом 15 ноября заявил официальный представитель Государственного департамента США Нед Прайс.

Сегодня Российская Федерация опрометчиво провела разрушительные испытания противоспутниковой ракеты прямого действия против одного из своих спутников. К настоящему времени испытания привели к образованию более 1500 отслеживаемых кусков орбитального мусора, а также сотни и тысячи единиц космического мусора меньшего размера, угрожающих интересам всех стран— сообщил Прайс в ходе брифинга.

Кроме того, он отметил, что «опасное и безответственное поведение России» демонстрирует, что призывы Москвы к неразмещению оружия в космосе «неискренны и лицемерны»

На фоне столь «ярких» слов подчиненного не остался в стороне и начальник Прайса — госсекретарь США Энтони Блинкен. Повторив тезисы о якобы угрожающих едва ли не всему человечеству обломках, он добавил, что проведение противоспутниковых испытаний «значительно увеличит риск для космонавтов и Международной космической станции, а также других видов деятельности человека в космосе». В «компетентности» подобных заявлений сомневаться не приходится: Госдеп, видимо, начал отвечать в США и за космос, не иначе.

Ну и, конечно, наивно было предполагать, что подобную ситуацию обойдет стороной Пентагон и, очевидно, активно прислушивающееся к нему НАТО. Россия не уведомила США о проведении испытаний противоспутникового оружия, совершив «безответственный поступок», заявил 15 ноября официальный представитель Пентагона Джона Кирби.

Безрассудный поступок со стороны России— эхом отозвался генсек НАТО Йенс Столтенберг днем спустя.

Что называется, русофобской пропаганды много не бывает.

По факту же успешное проведение испытаний было подтверждено главой Министерства обороны РФ Сергеем Шойгу.

Мы действительно испытали успешно перспективную систему. Она ювелирно поразила старый спутник. Никакой угрозы для космической деятельности образовавшиеся фрагменты не представляют— заявил Шойгу в ходе рабочей поездки в войска Западного военного округа в Воронежской области.

Точнее реальную ситуацию описать сложно, ведь вне всяких сомнений, если бы хоть какой-то, хотя бы малейший реальный ущерб от российских испытаний существовал в действительности, то вой представителей Вашингтона уже дошел бы до самого космоса.

Хотя когда сами США сбивали собственный спутник-шпион в 2008 году, почему-то никто об угрозе не говорил. И широкой международной реакции почему-то не было. В докладе известной американской компании Стратфор, затрагивающем аспекты данного испытания, лишь отмечалось, что это «первое подтверждение работоспособности технологии ПРО нового поколения США как в сфере противоракетных операций, так и в сфере противоспутниковых». То есть, исходя из заявлений Вашингтона то, что было позволено Штатам тринадцать лет назад, сегодня России делать нельзя, причем категорически.

Наглая и лицемерная позиция США

На фоне этого заявления о «неискренности и лицемерности», о которых говорит американская сторона в отношении России выглядят вдвойне нагло, в особенности если ознакомиться с историей вопроса. Начнем с того, кто первым объявил космос потенциальным театром боевым действий. Стратегическая оборонная инициатива (СОИ), также известная как программа «звездных войн», была запущена США еще в 1983 году — почти сорок лет назад. Объявивший о ее старте, президент Рональд Рейган поставил перед ней масштабную цель: не просто завершить, но однозначно победить в «холодной войне». Для достижения этого предполагалось развертывание боевых лазеров, а также противоракетных комплексов, обладающих возможностью уничтожения баллистических ракет противника в космическом пространстве посредством использования «суперсенсоров и суперкомпьютеров», осуществляющих наведение на цель.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Российский ЗРК «Панцирь-С1» взят на охрану американской базы в Ираке

Если описывать сущность программы «звездных войн» предельно кратко, то с ее помощью Соединенные Штаты планировали не просто разбалансировать, но полностью разрушить концепцию «взаимного уничтожения», подразумевающую бессмысленность ядерного конфликта ввиду гарантированной аннигиляции всех его сторон. Согласно плану, боевые лазеры, размещаемые США в космосе, должны были сбивать любые баллистические ракеты, запущенные в сторону Америки. Причем, понятное дело, вне зависимости от того, кто нанес удар первым. Таким образом, с помощью СОИ США с высокой долей вероятности могли готовить почву для нанесения наступательного ядерного удара по Советскому Союзу. И в таком случае вся программа потребовалась бы им лишь для того, чтобы нейтрализовать неизбежно последующий за этим ответ Москвы. И представители этого же государства — США, сегодня еще позволяют себе говорить что-то о российской агрессии и испытаниях, подвергающих опасности весь мир?

Настоящая позиция России по космосу

За пеленой антироссийской пропаганды, усиленно распространяемой США и НАТО, стоят разные цели — не только очернить Россию в глазах мира, но и скрыть настоящую позицию нашей страны по вопросу космического оружия. А она у РФ, в отличие от США с их «звездными войнами», носит исключительно реакционный и сугубо оборонительный характер. И ключевой целью российской «космической» политики является прежде всего деэскалация напряженности.

Мир стоит перед реальной угрозой превращения космического пространства в арену конфликтов, однако допускать этого не следует. Об этом в октябре 2021 года заявил глава департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России Владимир Ермаков в ходе заседания Первого комитета Генассамблеи ООН по вопросам контроля над вооружениями.

Риски превращения космоса в арену конфликтов приобретают вполне реальные очертания. Ряд государств-членов ООН реализует курс на размещение оружия в космосе, наращивание потенциала силового воздействия (как кинетического, так и некинетического) на космические объекты и использование космического пространства для ведения боевых действий в целях достижения собственного военного превосходства— подчеркнул Ермаков.

Кроме того, он отметил, что российская сторона собирается представить на рассмотрение Первого комитета Генассамблеи ООН несколько резолюций, направленных на недопущение превращения космоса в арену боевых действий. В числе предложений неразмещение оружия в космосе первыми, повышение уровней прозрачности и взаимного доверия в рамках деятельности в космическом пространстве, а также принятие мер, призванных предотвратить формирование в космосе новой гонки вооружений.

Таким образом высокопоставленный российский дипломат буквально в прошлом месяце с трибуны ООН подтвердил, что Россия отнюдь не стремится к милитаризации космоса, а напротив — пытается добиться официального закрепления военной нейтральности космического пространства. А недавно прошедшие испытания — это лишь следствие политики США, не желающих заключать антивоенное соглашение «по космосу». Просто текущая ситуация сейчас не оставляет РФ другого выбора. В условиях, когда Вашингтон активно развивает свое противоспутниковое вооружение и усиливает антироссийскую риторику, оставаться в стороне — значит создать серьезную угрозу для национальной безопасности страны.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Израильский спецназ более года атакует иранский танкерный флот

Выводы

Западные политики часто любят апеллировать к юридической стороне любых международных вопросов. Контракт как форма взаимодействия ставится во главу угла, а буква соглашения подчас ценится куда выше его духа и любых устных договоренностей. В результате даже принципиальное обещание о нерасширении НАТО на Восток, о котором неоднократно говорило руководство позднего СССР, без письменного доказательства оказалось лишь пустыми словами, само существование которых на Западе сегодня ставится под сомнение. Результат всем известен — НАТО поглотило ряд стран соцблока и приблизилось к границам России безо всяких для себя последствий. Зная это, впредь стоит любое взаимодействие с США и НАТО рассматривать прежде всего с юридической точки зрения. И ситуации вокруг российских испытаний противоспутникового вооружения это тоже касается.

Имела ли Россия право сбивать неработающий советский спутник в рамках испытаний? Да. Требовало ли их проведение согласия или хотя бы уведомления США или НАТО согласно текущим договоренностям? Нет. Может ли Вашингтон вынести вопрос о недопустимости российских противоспутниковых испытаний на Совбез ООН? Безусловно, может, однако с учетом наличия у Москвы, как у постоянного члена Совет безопасности, права вето, никакого реального эффекта это не возымеет.

Кроме того, здесь можно выйти за рамки правового дискурса и перейти к вопросу того, есть ли у Вашингтона моральное право говорить о недопустимости испытаний космического оружия в условиях, когда именно он дал старт космической гонке вооружений? Тоже нет. Ведь в результате получается парадоксальная ситуация: США можно создавать и испытывать космическое оружие можно, а России — почему-то нельзя.

Так что, имея дело с заявлениями западных политиков и военных, следует держать в уме еще один факт. Чем хуже они отзываются об очередных российских военных испытаниях, тем лучше они прошли. Если бы они были произведены неудачно, то подобной реакции с американской стороны бы точно не последовало. НАТО и США хотят видеть Россию слабой, и каждое успешное испытание, демонстрирующее эффективность российского оборонно-промышленного комплекса, им глубоко неприятно. Именно поэтому они постоянно будут стремиться хоть как-то использовать ситуацию для своей выгоды. И если каждый новый вид вооружения, разработанный США — это, очевидно, «шаг к миру во всем мире», то любое испытание оружия со стороны РФ, конечно же, акт «безрассудства», подтверждающий «агрессивные» намерения Москвы. Подобная наглая ложь сколь очевидна, столь и лицемерна, и лишь мощностью антироссийской пропаганды и выстраиванием вассальных отношений со стороны США можно объяснить, что руководство стран коллективного Запада по-прежнему продолжает ей верить.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь