«Подарок для криминала»: в чем опасность раскрытия геолокации россиян

Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций России выступило с инициативой, согласно которой данные о местоположении мобильного телефона должны быть выведены за пределы действия нормы о тайне связи. В ведомстве полагают, что этот законопроект поможет оперативнее разыскивать пропавших людей, так как спецслужбам и правоохранительным органам больше не придется ждать решения суда, чтобы добиться от операторов данных о геолокации абонента. Для чего еще может быть использована эта инициатива и какие риски она в себе несет — разбиралась «Газета.Ru». Rambler-почта Mail.ru Yandex Gmail Отправить письмо Скопировать ссылку

Минцифры предложили больше не считать местоположение сотового телефона тайной связи, сообщает РИА Новости. Таким образом, МВД, ФСБ и ФСО смогут без решения суда получать от мобильных операторов данные об объемах оказания услуг, их стоимости и геолокации абонентов.

По словам замминистра Олега Иванова, исключение данной информации из-под действия нормы о тайне связи должно помочь в поиске пропавших людей — данная инициатива была разработана после приказа президента РФ Владимира Путина о доработке законодательства по оперативному поиску.

«Операторы связи могут предоставить служебную информацию средств связи, включающую координаты абонентских устройств пропавших граждан. Однако в настоящее время координаты абонентских устройств являются тайной, соблюдение которой операторы обязаны обеспечивать. Координаты не всегда могут быть оперативно переданы в органы, которые занимаются оперативно-розыскной деятельностью, а иногда счет идет на часы», — пояснил Иванов.

Также Иванов отметил, местоположение телефона не является персональными данными, поэтому инициатива соответствующих законов по защите конфиденциальности не нарушает.

Впоследствии в Минцифры пояснили, что в разработанном законопроекте содержится норма о прямом запрете на передачу содержания разговоров абонента или его сообщений без согласия самого абонента или судебного решения. Передаваться могут только данные о местонахождении мобильного телефона и только по мотивированному запросу правоохранительных органов. Кроме того, данные о геолокации мобильного устройства могут передаваться по запросу правоохранительным органам только с оборудования операторов связи.

Впрочем, даже с этими уточнениями справедливо возникают вопросы о возможном злоупотреблении новым законом.

Так, рассекреченную информацию о геолокации могут использовать злоумышленники в мошеннических схемах. Кроме того, нет никаких гарантий того, что эти данные будут использоваться спецслужбами исключительно для поиска пропавших людей.

«В связи с этой инициативой у любого человека может возникнуть ряд опасений, связанных, прежде всего с личной безопасностью и опасением потерять остатки приватности личной жизни, — считает аналитик MForum Analytics Алексей Бойко. — Данные о нас, как известно, могут становиться известными силовикам. За последние годы была издана масса законов, которые давно дают возможность целому ряду силовых структур получать данные геолокации и списки вызовов с наших телефонов. То есть здесь особой новизны нет. Слежка за гражданами по местоположению их мобильных аппаратов была возможна и до новой инициативы, какой-то принципиальной новизны здесь нет, «кому надо» и без того могли получать соответствующий доступ к данным геолокации».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Вышли РёР· С‚ени: преемники «СЂСѓСЃСЃРєРёС… хакеров» начали киберохоту

Эксперт отметил, что, чем шире круг тех, кому доступны геоданные, тем ниже барьер для их получения тем, кому они интересны. Если данные о геолокации телефона не будут считаться «тайной связи», их доступность для криминала, недоброжелателей и просто интересующихся вырастет еще более.

«Так что можно смело квалифицировать данную инициативу как подарок для криминального сообщества», — заявил Бойко.

Кроме того, эта инициатива создаст вполне ощутимую нагрузку на операторов, которые должны будут отрабатывать запросы данных геолокации, считает собеседник «Газеты.Ru».

«Искать пропавших — дело правильное, хорошее. Но для этого вовсе не нужно снимать с геоданных статус «тайны связи», достаточно было бы законодательно оговорить право родственников давать разрешение поисковым структурам (которых не так уж много) на право получать данные по геолокации телефона человека, которого они посчитали пропавшим», — пояснил эксперт.

С одной стороны оперативная передача данных геолокации смартфона пропавшего человека в правоохранительные органы — очень важна для успешного поиска, считает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. Однако, с другой стороны передача такой информации должно быть строго регламентирована.

«Если информация о местоположении людей будет доступна третьим лицам, это станет одним из инструментов преступников. Имея эту информацию, воры могут ограбить приглянувшуюся квартиру во время отсутствия хозяев, могут вырасти случаи похищения людей с целью выкупа и т.д.», — говорит Деев.

Кроме того, если данные о геолокации выводятся из понятия «персональные данные», то на получение этой информации от гражданина не требуется согласие — правоохранительные органы могут по умолчанию получить данные о любом россиянине, отмечает эксперт.

Кроме того, по мнению Деева, в обществе данные поправки не примут.

«Примечательно, что инициатива от Минцифры появилась после массовых митингов в нашей стране. Можно предположить, что этот законопроект может вызвать острое неприятие в обществе, так как будет расцениваться как попытка государства осуществлять слежку за гражданами.

Вполне вероятно, что власти смогут и будут использовать данную инициативу, чтобы иметь возможность оперативно отслеживать передвижения граждан, что очень актуально, учитывая последние события в стране», — рассуждает Деев.

Эксперт добавил, что дополнительная нагрузка для операторов при передаче данных о геолокации отдельных граждан по запросу МВД и других служб не возникает: «Органы оформляют запрос, и оператор такие данные выдает, так как местоположение телефонов определяют специальные программы. Это дело нескольких минут, гораздо больше требуется для оформления необходимых документов от правоохранителей. Но, если речь будет идти о предоставлении данных о геолокации в больших объемах (тысячи человек, сотни тысяч), то это наверняка создаст технические сложности. Вероятно, потребуется какое-то решение, чтобы МВД получали прямой доступ к таким системам, чтобы они могли оперативно подключаться к ресурсам операторов».

На вопрос о том, коснется ли новая инициатива иностранцев, Деев ответил, что. если они находятся на территории России, то находятся в российской юрисдикции. Значит, закон о персональных данных распространяется и на них, со всеми изменениями и поправками.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Борьба за выживание»: зачем Clubhouse внедряет донаты

Кроме того, 152-ФЗ («О защите персональных данных») оперирует понятием «физическое лицо», не делая разницы между гражданами России и других государств.

Директор Ассоциации профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров (АППСИМ) Владимир Зыков заявил, что подобного рода данные часто подвергаются утечкам. До тех пор, пока в России не будет введена определенная ответственность и не будут предприняты определенные шаги для того, чтобы избежать этих сливов информации, такая инициатива кажется эксперту неправильным шагом.

«Для правоохранительных органов такой подход был бы очень полезен с точки зрения поиска преступников. Если посмотреть на хронологию, то складывается ощущение, что инициатива родилась сразу после того, как несколько дней в Москве проходили митинги. Поправка нужна для того, чтобы понять, кто был в местах массового скопления людей и присутствовал на митинге… С другой стороны существует серьезная опасность того, что вся эта информация попадет на черный рынок. И конечно для пользователей это нехорошо», — рассуждает Зыков.

Ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин уверен, что предложенная инициатива по сути ничего не меняет.

«До это все практически так и было: службы получали геолокацию устройств, зарегистрированных в сети. Сейчас просто эти данные будут активно использоваться в разных судебных делах, и, чтобы исключить неверное толкование со стороны адвокатов, данная информация выводится из-под тайны связи, хотя никогда таковой и не являлась», — объясняет эксперт.

При этом эксперт отметил, что собираются данные не о конкретном человеке, а о номере телефона.

«В базе нет мостика между номером и человеком. Ровно до того момента, пока вы не установили, что телефон X принадлежит кому-то конкретному, ничего не нарушается», — заявил эксперт.

Справедливо, что после вступления в силу нового закона некоторые граждане захотят обезопасить себя от возможной слежки и начнут искать способы заблокировать возможности фиксации своего местонахождения. Как заявил Артем Деев из AMarkets, маловероятно, что в гаджетах когда-либо появятся подобные «блокираторы».

«Производители мобильной техники сами заинтересованы в том, чтобы как можно больше информации собирать о пользователях – это их коммерческая база данных. Производители собирают эти данные, чтобы совершенствовать бизнес и получать максимальную прибыль.

Так что никто и никогда не будет создавать некие блокираторы.

Наоборот, известны случаи, когда компании создавали специальное ПО для слежки за пользователем без его ведома. Отследить пользователя можно, если геолокация отключена. Местоположение даже старых кнопочных телефонов определить можно, так как это делается по привязке к ближайшей вышке сотовой связи, а не по геолокации. Чтобы избежать слежки, существует единственный надежный способ – оставить телефон дома», — рассказал Деев.

«У вас не получится скрыть свое местонахождение от провайдера услуг связи, поскольку мобильный телефон подключается к антеннам, и через них провайдер сможет отследить, где вы находитесь», — подтвердил «Газете.Ru» ИБ-евангелист Avast Луис Корронс.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь