«Политическая ломка» и трусость правящих кругов Франции

Тенденции в политическом развитии Франции в очередной раз доказывают истину, что большую политику крупных государств на Западе определяют не сами политики, а прежде всего социальные силы, интересы которых они защищают и выражают.

Когда «золотой мальчик» Ротшильдов рвался к власти, ни у кого не было сомнений, что он будет очередной пешкой США в Елисейском дворце. Особенно по сравнению с Ле Пен в образе «Жанны Д’Арк XXI века». Однако как только Макрон стал президентом Франции, выяснилось, что он голлист похлеще многих.

Не так давно Макрон заявил, что хотел бы вернуться к наследию де Голля, в частности в том, что касается отношений с Россией. Учитывая конфронтацию американских патронов с РФ, это уже было не просто традиционным французским фиглярством, а настоящим демаршем.

Потом Макрон обрушился на НАТО и начал то там, то тут поговаривать о необходимости создания европейской армии. А недавно он пошёл на открытый конфликт с США по поводу вооружения Австралии атомным подводным флотом и создания антикитайского блока AUKUS. Даже отозвал посла из США, правда понарошку, для «консультаций». Старик Байден по телефону причесал юного недонаполеона, и посол уже летит назад в Вашингтон, так и не успев распаковать вещи.

Внутренняя ломка

Борьба за суверенную позицию Франции бурно проходит и внутри страны. Еще осенью 2019 года Макрон удивил многих заявлением, что в Министерстве иностранных дел Франции свили гнездо представители «пятой колонны».

Я знаю, у нас тоже есть то, что некоторые зарубежные теоретики называют глубинным государством. Порой в определённых кругах принято по-своему реагировать на высказывания Президента Республики и рассуждать так: да, он это сказал, но мы-то знаем правду и потому продолжим делать так, как раньше. Не надо идти по этому пути. Известный французский политик Жан-Пьер Шевенман рассказывает:

Когда президент Макрон принимает меня в окружении всего своего штаба, я понимаю, что среди них есть люди, стоящие и на прежней линии. С этим Глубинным государством я сталкиваюсь на всех уровнях. Все мои предложения противоречили мнениям ряда чиновников из МИДа. Начиная с Бернара Кушнера [министр иностранных дел с 2007 по 2010 годы] и назначений, связанных с его именем, тон этому делу задают американские неоконсерваторы.Бывший премьер Франции Доминик де Вильпен еще более категоричен:

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Дестабилизировать и разрушить Россию»: Запад приступает к реализации нового сценария

Эти объединения атлантистов обладают большим влиянием в среде французских военных, и их деятельность тесно связана с экономикой. Они воплощают собой англо-саксонский дух.Французское правительственное издание называет политиков, втянувших Францию в войну в Ливии, не иначе как проамериканской сектой, приводя, в частности, слова бывшего министра иностранных дел Франции (1997-2002) Юбера Ведрина:

За каких-нибудь пятнадцать лет эти дипломаты-западники, которые считают, что Франция должна защищать западные ценности и не вправе вести слишком самостоятельную внешнюю политику, заняли ключевые позиции в политике и стратегии МИДа.Кстати, по ситуации в Ливии Макрон вынужден порой действовать в обход собственного МИДа. Так, встреча Хафтара и Сараджа в 2017 году во Франции была организована не дипломатами, а чиновниками Елисейского дворца. Впрочем, никаких подвижек она не принесла, мидовцы оказались сильнее президента.

Последние двадцать лет в политических кругах Франции происходит негласная конфронтация между сторонниками «голлистско-миттерановского подхода», уверенными в том, что Франция должна сохранять самостоятельность от США, и «неоконсерваторами», которые считают Францию «самой прилежной ученицей Запада».

Ситуация несколько схожа с нашей, когда в правительстве орудует «либеральный блок». Но путинская команда пока сильнее их, а вот Макрон — не всегда. Позиции атлантистов во Франции сильнее позиций голлистов, и «беспосадочный перелёт» посла Вашингтон-Париж-Вашингтон это в очередной раз доказывает.

В феврале 2019 года Франция признала легитимность скомороха Гуайдо, в январе 2020 года Макрон выразил «полную солидарность» бессудному уничтожению иранского генерала Сулеймани. В Сирии Макрон предал курдов, когда США позволили Эрдогану занять северо-восток страны. В целом на Ближнем Востоке независимая от США политика Франции давно не наблюдается.

Неоднозначность позиции Франции проявляется, конечно, в отношении Китая. Макрон рассматривает Китай то как партнера и «крупный рынок», то как врага, вокруг которого необходимо поддерживать кордон из Австралии, Индии, Японии и Южной Кореи. То есть французские правящие круги тянутся к независимости от США, но потом им дают по рукам из-за океана. И хочется и колется.

Самое важное, что за колебаниями Макрона и этой борьбой голлистов и атлантистов в политике скрываются колебания французского финансового капитала, который и контролирует власть в стране. Французские магнаты чувствуют дряхление американской гегемонии, но, как и всякие предприниматели, трусят. Однако Америка не сможет вечно держать Францию на привязи, и рано или поздно голлисты победят.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Угроза Афганистана: Москве придется повторить свой сирийский опыт

Сначала усмирение турок

В 2020 году Франция «тренировалась на кошечках», выступив в полный рост против Турции, которая протягивает щупальца в бывшие французские колонии. Макрон и Эрдоган вступали в перепалку со взаимными оскорблениями и провокационными заявлениями. Некоторые увидели в поведении Макрона недальновидность, ведь он ополчил против себя мусульманский мир, поддержав оскорбительные карикатуры. Но дело обстоит куда глубже. Франция взяла на себя роль сдерживающего турецкий империализм фактора. Французская эскадра перебазировалась в восточное Средиземноморье для сдерживания Турции в ее агрессии против Греции и Кипра. В Ливии Франция, совместно с Россией, поддерживает против Турции правительство Хафтара и не позволила взять Эрдогану крупнейший город Сирт. Франция остановилась в шаге от признания Нагорного Карабаха, чтобы насолить туркам.

Обязательно будет новый виток франко-турецкого противостояния. От исхода этой борьбы, думается, зависит степень смелости правящих кругов Франции, в том числе в борьбе за независимость от США. А поскольку за Макроном стоит дом Ротшильдов, то можно считать, что весь цвет европейского капитала ползуче помышляет о переходе от «партнерства» с американской олигархией к формированию самостоятельной мировой силы. Но пока французы проявляют больше трусости.

А как же народ Франции?

Конечно, рядовые французы испытывают некоторое национальное унижение от американской зависимости, но больше их по-мещански волнуют внутренние проблемы. Они как всегда все в забастовках, митингах и погромах, требуют от Макрона соблюдения трудовых прав, социальной поддержки и рабочих мест. Но главное, французским правящим кругам плевать на мнение народа. Они, если что, легко поменяют Макрона на Ле Пен или очередного социалиста, которые будут делать то, что им говорят.

С научной точки зрения Франция по своему политическому складу принадлежит к странам старой формации. По сути французская политика мало чем отличается от американской, Франция, так же как и США, стремится к доминированию и гегемонии. Борьба Франции за независимость от США — это борьба двух однотипных государств за передел сфер влияния. Поэтому и Китаю и России важно научиться использовать противоречие между ними для уничтожения однополярного мира. А в интересах народа Франции покончить с политическим господством банкиров.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь