Польша против всех: Почему эскалация на границе с Белоруссией так нужна Варшаве?

Ситуация на белорусско-польской границе все больше накаляется. 9 ноября стало известно о том, что польская сторона приступила к передислокации дополнительных сил к восточной границе, одновременно начав принимать жесткие меры в отношении беженцев, пытающихся попасть в ЕС. По данным министерства иностранных дел Белоруссии, Варшава уже отправляет к границе боевую технику, оснащенную крупнокалиберным оружием.

На линии границы (Белоруссии и Польши) находятся более двух тысяч обездоленных людей, среди которых женщины и дети. Все они объективно из неблагополучных стран, куда вмешивались страны Запада, и прямо говорят, что не рассматривают территорию Беларуси как место своего пребывания, хотят подать ходатайство о предоставлении защиты в ЕС. Вместо этого их травят газом, стреляют поверх голов и стягивают к границе военную технику с боевым оружием крупного калибра— отметил глава МИД Белоруссии Владимир Макей во вторник.

Тем не менее официальная Варшава видит ситуацию в совершенно ином свете.

Охрана польской границы — наш национальный интерес. Но сегодня на карту поставлены стабильность и безопасность всего ЕС»— заявил премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий в своем сообщении в социальной сети.

Также он охарактеризовал ситуацию, сложившуюся на границе, как «гибридную атаку» со стороны руководства Белоруссии.

Мы не будем запуганы и будем защищать мир в Европе с нашими партнерами из НАТО и ЕС— пафосно добавил политик, фактически демонстрируя готовность к дальнейшей эскалации кризисной ситуации.

Политическое выгоды и желание проявить себя

«Cui bono?» Кому это выгодно? Ставшее крылатым выражение римского юриста Кассиана Лонгина Равилла, жившего еще во втором веке до нашей эры, актуально и по сей день. И чтобы понять, кто является первопричиной сложившегося кризиса, достаточно посмотреть на основного его бенефициара. Эскалация напряженности на границе с Белоруссией выгодна прежде всего польской стороне, которая стремится создать экстренную ситуацию на пустом месте, при этом особо ничем и не рискуя. В конце концов, беженцы действительно не скрывают, что их целью является получение убежища в экономически развитой Германии, а не отстающей Польше. И польская территория интересует их лишь в качестве перевалочного пункта (впрочем, как и многих граждан самой Польши, отправляющихся на заработки в ФРГ, едва достигнув трудоспособного возраста).

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Россия спасает Европу: неблагодарным европейцам дали понять, кто их истинный друг

Как это часто и бывает, предпосылки внешнеполитических авантюр следует искать во внутригосударственных проблемах. Складывается впечатление, что в стремлении отвести на второй план проблемы фрагментированного и поляризованного польского общества, официальная Варшава твердо решила бороться сразу со всеми. То есть, то требовать новые репарации с Германии, то обвинять освободившую ее от фашизма Красную армию в оккупации, продолжая вещать об «агрессивной» политике Москвы. И это не говоря уже о ругани с Брюсселем по поводу денег и правовых норм, и судебной конфронтации с Чехией по вопросу закрытия шахты на приграничной с ней польской территории. Так что конфликт с Белоруссией вполне вписывается в польскую внешнеполитическую доктрину, в которой «могучая» Варшава, находящаяся в кольце врагов, пытается строить новое сильное государство. Пока что едва ли не единственная сторона, избежавшая польского неудовольствия — Соединенные Штаты, но оно и понятно, «хозяйскую» руку кусать еще рано. До тех пор, пока геополитические позиции Вашингтона будут оставаться сильными, Варшава останется его вернейшим и преданнейшим союзником, читай, вассалом. Впрочем, пример крушения соцблока и распада СССР учит нас, что политическая преданность польского руководства понятие весьма и весьма условное.

Таким образом, концепция построения современной Речи Посполитой, очевидно, принятая на вооружение официальной Варшавой, предполагает именно что предельную эскалацию любых внешнеполитических напряженностей. Ведь следует понимать, что иначе как международными конфликтами текущему польскому правительству просто нечем выделиться. Экономика в обозримой перспективе западноевропейские страны не догонит примерно никогда. Так же, как и социальная сфера. А с военной точки зрения — примерно то же самое, обладать исключительными видами вооружений (читай, ядерным оружием), способными превратить Польшу из объекта геополитики в ее субъект, Варшаве тоже вряд ли удастся. Вот и получается, что кроме как в напряженности, спорах и конфликтах Варшаве проявить себя просто не в чем.

Фактор Евросоюза и финансовый вопрос

При этом важно понимать, что ничто по-западному лицемерное польским политикам не чуждо. И конфликтуя с Брюсселем так, что в Европарламенте едва ли не перья летят, Польша одновременно пытается продать себя европейскому истеблишменту как форпост ЕС на восточном направлении, грамотно разыгрывая «белорусскую карту». Цель, конечно, предельно ясна — выторговать себе максимум преференций в рамках Союза и отвести внимание от мятежного неподчинения Польши нормам единой Европы. Варшава всеми силами пытается эскалировать ситуацию, таким образом показывая Брюсселю, дескать, смотрите — враг у ворот! Мигранты штурмуют территорию Евросоюза, и только доблестные польские пограничники стоят насмерть последней линией обороны, грудью защищая европейцев от ужасных мигрантов! А что же это значит? Правильно, что Польше было бы неплохо помочь деньгами. А то в последнее время Брюссель отчего-то повадился не только давать, но и забирать обратно, поставив Варшаву «на счетчик». Сперва это было полмиллиона евро в день, сегодня же сумма выросла втрое — до полутора миллионов. Из которых полмиллиона — штраф за не закрываемую поляками угольную шахту Туров недалеко от чешской границы, а еще миллион — наказание за неисполнение решения европейского суда об упразднении дисциплинарной палаты Верховного суда Польши.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Беглый оппозиционер Гудков из Европы: В Кремле нет Путина, а есть коллективный Патрушев

Возвращаясь к миграционному кризису, стоит отметить, что Польша, столь болезненно относящаяся к вопросам суверенитета, ссылается здесь на вопрос защиты государственной границы, говоря о своем законном праве оборонять ее по своему усмотрению. И это было вполне понятно, если бы не тот факт, что именно проводимая коллективным Западом политика агрессивных вторжений в ближневосточные страны привела к возникновению этих самых беженцев. Или Польша, как и ряд других европейских стран, не поддерживала американские военные авантюры в последние годы, или ее военнослужащие не участвовали в незаконных, не одобренных никакими резолюциями ООН военных интервенциях? А ведь именно они в результате и привели к тому, что миллионы людей оказались вынуждены менять место жительства, оказавшись на пороге гибели. Нет, за свои поступки нужно отвечать. И заявления евробюрократов и польских чиновников о том, что миграционный кризис нужно как-то решать — не что иное, как лицемерие высшей пробы. Точно так же, как и попытка свести созданную собственными руками приграничную напряженность к конфронтации с белорусской стороной. Вопрос лишь в том, чего на самом деле добивается Варшава: имитации конфликта или реальной войны?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь