Демографический кризис чиновников Санкт-Петербурга Поделиться

В то время, когда страна катится в демографическую яму и практически из «каждого утюга» народ призывают рожать детей,  некоторые чиновники углядывают «хитрый умысел» супругов в рождении второго ребенка… с целью стать на учет для улучшении жилищных условий. «МК» выяснил подробности «квартирного  вопроса», который испортил уже не москвичей, а представителей районной администрации Санкт-Петербурга.

После рождения второго ребенка пару обвинили в «намеренном ухудшении жилищных условий»

 Чиновники, заподозрившие, что второго ребенка семья рожает исключительно для того, чтобы расширить свои квадратные метры, нашлись в администрации Выборгского района этим летом. Тогдашний питерский омбудсмен Александр Шишлов  увидел  абсурдность ситуации и обратился в прокуратуру. Ведомство согласилось с доводами Шишлова и вынесло протест на решение администрации района. 

 Однако чиновники решили не сдаваться так просто и, в свою очередь, не согласились с позицией прокуратуры. Из-за этого зампрокурору района пришлось предъявить судебный иск к районной администрации о постановке на жилищный учет этой семьи. Теперь спор о включении семейства в очередь на квартиру будет решать суд, который состоится 3 февраля 2022 года.

 …Когда в конце августа 2020 года в семье Алексея П. родился второй ребенок, то в 30-метровой однушке, которая принадлежала его матери, четверым стало тесно, и супруги решили встать на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий. После того как в квартире теперь были зарегистрированы четверо проживающих (супруги и двое детей), на одного члена семьи выходило 7,5 кв. м. при  полагающихся по существующей в Санкт-Петербурге нормы для отдельных квартир 9 кв. м. Это повод для признания семьи нуждающейся в жилье, предоставляемом по договору социального найма.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Джигурда намерен набрать наложниц в гарем после свадьбы

  Алексей подал заявление в администрацию Выборгского района Санкт-Петербурга о постановке на учет, однако спустя три недели получил отказ. Чиновники разглядели «хитрый умысел» в том, что мать Алексея зарегистрировала его жену и их второго ребенка в своей квартире, и написали отказ. При этом они сослались на статью 53 Жилищного кодекса («Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий») и прямо указали, что супруги «намеренно ухудшили свои жилищные условия с целью постановки на учет в качестве нуждающихся». Глава семейства обратился за помощью к петербургскому омбудсмену на тот момент Александру Шишлову.   

 Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова (которая избрана Заксобранием на эту должность 1 декабря с.г.)  пояснила «МК» эту ситуацию: 

 – Очередность регистрации была такой: в 2007 году в квартире матери был зарегистрирован Алексей, в 2016 году – первый сын,  в феврале 2020 года – супруга и в сентябре 2020 года – их второй ребенок. Получается, что после регистрации в квартире супруги Алексея жилищная обеспеченность семьи была 10.33 кв.м на человека и не выходила за пределы существующей в Санкт-Петербурге нормы 9 кв.м. По закону претендовать на содействие государства в улучшении жилищных условий семья смогла только после появления и регистрации в единственном жилье родителей второго ребенка. Тот факт, что вселение в квартиру жены Алексея – это реализация ее права на совместное проживание с членами своей семьи, по неизвестным нам причинам во внимание чиновниками принят не был. Было бы странно заподозрить семью в том, что они заводят ребенка исключительно из злонамеренных соображений о получении квартиры по договору социального найма. Но в администрации района, видимо, расценили их действия именно так. 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Итоги праймериз подведены, проект списка кандидатов утвержден

 В аппарате Светланы Агапитовой добавляют, что Конституционный суд РФ  не раз указывал в своих решениях по другим подобным «жилищным» делам, что ограничения в постановке на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, «если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий». 

 Подавая заявление в прокуратуру, тогдашний уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов опирался на такую позицию Конституционного суда, а также статью 38 Конституции РФ («Материнство и детство, семья находятся под защитой государства») и статью 31 Семейного кодекса, («Каждый из супругов свободен в выборе рода занятий, профессии, мест пребывания и жительства»). Прокуратура согласилась с омбудсменом и вынесла свой вердикт: «Из норм семейного законодательства прямо следует, что семья имеет право на совместное проживание, ведение общего хозяйства и совместное воспитание детей, что обусловливает отношения по совместному использованию жилья».