Причины и истоки массовых подростковых убийств

Когда-то давно, в перестроечные времена, умные люди предупреждали, что нельзя взять от капитализма только хорошее, а плохого не брать, что если мы построим капитализм, то всё будет как на Западе: и безработица, и нищета, и бездомность, и банкротства, и ипотека, и проституция, и самоубийства, и расстрелы коммерсантов, и теракты, и СПИД. Но народ наш свято верил, что на Западе все живут в шоколаде, что советскую пропаганду слушать нельзя. «Не читайте советских газет!»

И вот мы построили капитализм западного образца, теперь у нас всё, как за океаном: менеджеры, пиары, стендапы, секьюрити, бойфренды, шопинги, блогеры, коучеры и… скулшутинги.

Вдумайтесь! Подростки, эти половозрелые детишки, не знающие и не понимающие жизни, системно слетают с катушек и расстреливают школы и вузы на потеху смакующим сенсации журналистам! Вот она, тёмная сторона прекрасного нового мира, который мы с таким самозабвением построили на развалинах нашей прежней культуры и жизни.

О борьбе со следствиями

Сейчас сотни экспертов, психологов, политиков и других болтунов снова начнут нас убеждать, что никакой связи между атмосферой в обществе, между закономерностями экономического и политического развития России и массовыми убийствами нет. Что эти стрелки — генетические дефекты, от которых никто не застрахован. Смиритесь, граждане!

Снова пойдут разговоры в пользу коррумпированных чиновников о том, что нужно нарастить количество и качество заборов, видеокамер, чоповцев, пропускных пунктов, полицейских и психологов. Снова первую скрипку начнёт играть мещанская логика: «Оградите меня от вот этого всего». Владельцы фирм по обеспечению безопасности уже потирают руки — рынок сбыта обещает невиданный рост.

Хотите увидеть непревзойдённые траты на общественную безопасность, самые высокие заборы, самые умные камеры, самых подготовленных, расставленных на каждом углу полисменов и психологов — посмотрите на Америку. Там уже всё это реализовано в полной мере. А воз и ныне там, стреляют по несколько раз в году.

Конечно, доступ идиотов к огнестрельному оружию множит жертв — это безусловная истина. Но почему даже это предупреждение последствий идёт у нас так нерешительно и мучительно долго? Всё очень просто. Мы живём в обществе, где каждый богач, каждый более-менее крупный чиновник живёт в атмосфере страха за «непосильно нажитое». У всех, кто ездит на премиальном авто, носит часы и костюм за миллион, дома стоит не только укреплённая дверь, но и сейф с «охотничьем ружьём». И они морально готовятся не дичь отстреливать, а непрошеных гостей, которые тоже не прочь поживиться народным богатством. Этот слой состоятельных граждан и не даёт под видом защиты прав заядлых охотников запретить оборот огнестрельного оружия. Хотя все понимают, что настоящим охотникам можно выдавать ружьё и в лесу на время охоты.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Россия обзаведется крупной военной базой в центральной Сирии

О причине массовых убийств

Однако даже если полностью ограничить доступ подростков к огнестрелу, это не избавит от массовых убийств. Малолетние психи возьмутся за другие, пусть и менее смертоносные, орудия убийства. Вопрос-то не в средствах преступления, а в его причинах. Почему молодые люди сходят с ума и желают себя убить как можно резонансней, забрав на тот свет как можно больше сверстников?

Во-первых, какова идеология этого подросткового психопатизма? Все эти стрелки — радикальные мизантропы, они возненавидели общество и называют людей «биомусором». И это не единичное явление, не «генетические ошибки». В соцсетях на группы, смакующие расстрелы школ и вузов, подписаны десятки тысяч школьников и студентов. И это лишь одно из крайних проявлений огромной культуры мизантропии, цинизма, сарказма и ненависти.

И дело не в «плане Даллеса», кино и компьютерных играх. Молодёжь, со свойственным ей максимализмом, преломляет через свои увлечения и примитивные формы восприятия господствующую мораль. А уже отдельные, наиболее психически неустойчивые молодые люди, дошедшие до полного нравственного ничтожества, хватаются за оружие и бомбы.

Разве отношение к сверстникам как к «биомусору» чем-то принципиально отличается от отношения сильных мира сего к народу, как к расходному материалу? У нас человек превращён в одну из расходных строк бизнес-плана. Одни живут от зарплаты до зарплаты, т. е. по сути ради зарплаты, другие — на людей труда смотрят как на дешёвое сырьё. А пенсионеры и инвалиды, поскольку никакого интереса для зарабатывания денег не представляют, ничего кроме презрения у «успешных людей» не вызывают. И дети всё это впитывают, как губки.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Северный поток-2»: победа Германии одновременно стала поражением Италии

Рыночной экономике объективно свойственен закон конкуренции. Идеологически и ментально этот экономический закон обслуживается идеологией индивидуализма и эгоизма. В свою очередь, цинизм и мизантропия — это доведение индивидуализма и эгоизма до психической крайности: «Я против общества, я против всех!», «Убью себя и убью как можно больше людей!» Т.е. подростки сходят с ума на фоне господствующей рыночной морали. Определённую роль в дестабилизации молодёжи, разумеется, играют СМИ с их истериками и жаждой сенсаций по поводу и без, культ насилия в кино и играх и другие «радости» свободы и демократии.

Как бы государство и вменяемые деятели культуры, журналистики и науки ни пытались противодействовать деструктивной морали конкуренции и эгоизма, они в рамках всего общества постоянно терпят неудачу. Потому что за ними — одни лишь нормативные акты, слова и абстрактные научные истины, а за рыночной моралью — повседневная практика жизни. Если рынок учит молодёжь грызть друг другу глотки ради денег и карьеры, стоит ли удивляться появлению психопатов?

Во-вторых, разве в обществе, пронизанном пафосом созидания, великих свершений, романтикой общественно полезного труда, у молодых людей может системно возникать желание убить себя, убивать сверстников или потешаться над этими зверствами? Как бы сама жизнь нам, взрослым, подсказывает, что наше больное общество порождает больных подростков.

Надо отдать должное советской закалке учителей и советскому семейному воспитанию: в сфере социализации молодёжи мы держались достаточно долго. Западные социальные болезни и загнивание нравственности дольше всего проникали именно в отношения «отцов и детей». Но в итоге атмосфера реальности и преклонения перед западным взяли своё, и теперь мы догоняем США не по выплавке чугуна, а по скулшутингам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь