Те, кто пытался нелегально провести беженцев через границу, прячутся в стихийном лагере

Беженцы прожили под открытым небом на белорусско-польской границе больше недели. В понедельник мигранты собрали вещи, покинули лагерь и двинулись в сторону погранзаставы «Брузги». Всю неделю мы держали связь с жителями стихийного лагеря по соцсетям. Расспрашивать их о причинах бегства из страны, о дальнейших планах — дохлый номер. Подробного ответа они не дают, многое скрывают. Как только речь заходила о деталях путешествия и вовсе прерывали беседу.

Чего боятся беженцы, почему не откровенничают с журналистами и кто на самом деле организовывал нелегальный переход через границу — в материале «МК».

Проводниками для мигрантов в Белоруссии руководили из Минска

Беженцы в белорусских лесах. Источник: соцсети

Заместитель председателя Всемирного конгресса езидов (в основном проживают на севере Ирака, являются субэтносом и конфессией курдов. ) Худо Бакоян живет в Гродно. Мужчина находится на связи с мигрантами. Он рассказал о страхах беженцев и о том, что они скрывают от СМИ.  

 — Я живу в Гродно, буквально в 15 километрах от границы с Польшей. В лагерь беженцев меня не пускали, — начал Худо Бакоян. — Пробовал несколько раз пройти, не разрешили. Хотя я сам езид, в Беларуси занимаюсь вопросами нашего народа. Не понимаю, почему мне вход закрыт. 

Недавно мне сообщили, что еще одна небольшая группа езидов находится в 85 км от того места, где разбили лагерь. Граница-то большая, протяженностью порядка 300 км. Люди уже восемь дней сидят там без еды и воды. Мы сообщили волонтерам о них, но помощь к ним не доходила, хотя мы передавали.

— Они там находятся больше двух недель. Раньше пришли к границе, чем организовался лагерь. Теперь их оттуда не выпускают — ни в Польшу, ни обратно в Белоруссию. Так и застряли. Я обращался в правозащитные организации, но результат пока нулевой.

— В городах Белоруссии сидят сотни езидов, которые пока не дошли до лагеря. На границе находятся порядка 300 езидов и несколько тысяч курдов. Точное число мигрантов в лагере никто не скажет. Называют цифры от 3 до 5 тысяч.

— Продолжают. Говорят, в Минске их собралось несколько тысяч. В какой-то момент в лагерь перестали пускать людей, слишком много народу там собралось. Временно поток приостановили. А вот в выходные среди мигрантов случился переполох. После того, как в чатах беженцев прошел слух что поляки якобы пропустили на территорию 200 человек, народ, который находится в городах, засуетился. Все рванули к границе. Но, судя по всему, информация оказалась сильно преувеличенной.

— Тут остановились девять езидов, которым я помогаю продуктами. Скоро еще должны подъехать. Я их пока останавливаю от похода в лагерь беженцев. Говорю: подождите, куда вы рветесь в такой холод, выяснится все, тогда пойдете. Тем более с ними ребенок, которому год и два месяца. Но они волнуются, если пропустят кого-то в Польшу, они не попадут в общий поток и останутся здесь.

— В гостиницах, хостелах.

— Пока есть. Кому-то родственники высылают из Германии. Ведь огромное количество езидов уже давно эмигрировали в Европу. Кто-то там живет уже много лет, а некоторым удалось попасть в Германию несколько месяцев назад.

Поток беженцев в Белоруссию начался в мае. До сентября многим удавалось нелегально проскочить в Европу через польскую границу. Те счастливчики мне потом звонили, отчитывались, что благополучно добрались до Германии.

Потом информация по сарафанному радио распространилась среди иракцев о простом способе пересечения границы. Появились дешевые путевки в Белоруссию, и понеслось. Некоторые продали на родине дома, машины, чтобы выехать из страны. Есть езиды, которые взяли в долг под гарантии, что потом отдадут или отработают. Но дело в том, что в Беларуси их постоянно пытаются обмануть. Хозяева хостелов заряжают им двойную стоимость за проживание. Таксисты завышают цены на проезд. Например, машина из Минска до Гродно стоит порядка 100-150 долларов за машину. С мигрантов берут 100-150 с человека.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  СНБО соберет данные о двойном гражданстве украинцев

— Я сколько раз просил их не приезжать сейчас, переждать. Ситуация, которую мы наблюдали месяц назад и сейчас — небо и земля. Страны Евросоюза укрепили границы. Польша стянула войска. Но беженцы все равно едут. Надеются, если кто-то раньше из земляков прошел, то и они пройдут. Люди не верят, когда им втолковываешь, что не получится.

Я звонил родственникам тех иракцев, которые собирались приехать сюда. Просил их остановить близких, не подвергать опасности, но они не слушались. Еще я в прямом эфире делал заявление для иракцев. Призывал остановиться. Бесполезно.

— Курды бегут от режима, езиды — от геноцида. Для последних на родине сложилась ужасающая ситуации. Восьмой год до 200 тысяч человек живут в палаточном лагере в нечеловеческих условиях. А курды объяснили мне, что бегут от диктатуры. Несогласных с политикой государства курдов сажают в тюрьму, их преследуют, ущемляют права, не дают жизни. Два года назад я был в Ираке, встречался с председателем парламента. Все эти вопросы поднимались, но проблему так и не решили. Одним словом, Ирак не защищает своих граждан.   

— Турагентства в основном находились в Курдистане или в Стамбуле, они выдавали визы, которые стоили копейки (за визу в Белоруссии одна из турфирм просила всего 20 долларов. ). Помимо недорогой путевки, представитель турфирмы брал деньги за услуги проводника, который обещался нелегально провести беженцев через границу. За такую услугу люди платили 2-5 тысяч долларов. Некоторые отдавали и 10 тысяч. Вот так народ платил, границу пересечь не получилось, а деньги пропали.

— Это сами курды, которые поняли, что таким образом можно заработать. Приехали по путевкам в Белоруссию и устроили тут бизнес.

— Сами курды не могут знать ни географии, ни языка, ни местности. Судя по всему, каким-то образом им удалось договориться с местными жителями, которые знают все ходы и выходы. Им платили деньги, а те показывали путь. Со временем курды изучили дорогу, а местные нарисовали им путь по карте.

— Как выяснилось, есть. Их руководитель тоже курд, сидит где-то в Минске. Этот человек контролировал процесс. Отправляет своих представителей или подчиненных с разными группами беженцев, чтобы те помогли людям перебраться на территорию Польшу или Литвы.

— Нет, конечно. Все они приехали сюда, когда поняли, что можно таким образом заработать. Расскажу вам одну жуткую историю, которую услышал от курдов. Дело было в октябре. Со мной связались курды и сказали, что из их группы пропала девушка. Пошла прогуляться в лес и не вернулась. Ее отправился искать курдский проводник, и тоже пропал.  

Мне звонили всю ночь, просили обратиться в милицию, вдруг ее задержали. Но в отделении милиции ее не было, иначе наши правоохранители сразу бы мне набрали. Они в таких случаях всегда зовут меня в качестве переводчика. Позже выяснилось, что тот курд нашел даму, надавил на нее морально и заставил заняться с ним сексом.

— Запугал. Сказал, если ты со мной не переспишь, то я не стану помогать тебе бежать в Европу. В итоге ты вернешься в Ирак и тебя там убьют.

— Проводник исчез, просочился на территорию Польши. Что самое страшное, иракцы долгое время боялись мне об этом рассказывать. Тот человек, который донес информацию, просил не называть своего имени. Так как опасался, что если он сдаст проводника-курда, то в случае возвращения в Ирак его там убьют, отомстят. Или достанется его родственникам. Даже такое бывало.

— Не слышал, чтобы их искали. Поймите, проводники хитрые. Как их вычислить? Они же такие же курды, как и несчастные беженцы. Это я могу вычислить таких людей, потому что знаю язык и их обычаи. Да и люди мне доверяют, рассказывают. Милиция не определит, проводник перед ними или обычный мигрант.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Названы лучшие имена для легкомысленных мальчиков-Водолеев: мудрость предков

— Места в белорусских лесах глухие, много болот. Было сложно. Но народ шел на риск. Проводники, которые хорошо изучили местность, вели людей коротким путем — 2-3 километра. «Новички» в этом бизнесе шли по 15-20 километров. Не представляю, как преодолевали этот путь женщины с детьми.  

Например, полтора месяца назад пропала 65-летняя женщина. Ее дети, которые живут в Германии, искали ее через меня. Я обратился в милицию, и позже нашел ее в больнице Гродно. Женщина рассказывала мне, что отправилась в путь с небольшой группой, упала, сломала руку и застряла в болоте на два дня. Чудом не погибла. Ее обнаружили белорусские пограничники, доставили в больницу.

— Ее депортировали обратно в Ирак. Еще одного парня я сам вернул в Ирак, после того, как его избили польские пограничники. Он отправился в путь с группой беженцев, на границе на них напали погранцы. Их избили. Они убежали. По дороге тот парень замерз, у него наступило переохлаждение всего организма. Белорусские пограничники отправили его в больницу. Я помогал милиции с переводом. Потом мне надо было лететь в Армению, я взял его с собой. И оттуда уже помог ему вернуться через Стамбул в Ирак.

— Некоторые изъявляли желание даже остаться в Белоруссии. Например, та женщина, которая сидела в болоте, говорила: может, здесь есть какой-то лагерь, лучше я останусь, в Ираке у меня никого нет, там опасно. Я обратился с этим вопросом в миграционную службу. Там ответили, что это не в их компетенции. Отправили меня в МИД, где мне дали понять, что они не могут оставлять людей в Белоруссии, только депортировать на родину. 

— Что касается граждан Ирака, я с таким не сталкивался.

— Ко мне тоже обращались люди, чьи родственники пропали без вести. Около двух недель назад была группа из шести человек. 10 дней от них не было вестей. Мы их так и не нашли. Правда, их родственники в последнее время стихли, не звонят. Не знаю их дальнейшую судьбу.

— Официальной информации по поводу погибших нет, не могу подтвердить или опровергнуть. Сами курды мне рассказывали, что среди погибших было трое детей и один молодой мужчина.

— Могут, да, приврать и преувеличивать хорошо умеют. Поэтому я не могу сказать, правда это или вымысел.

— Судя по всему, уходить они не собираются. Я ведь через правозащитников, пограничников попытался их оттуда вызволить, убедить, что ничего хорошего из затеи не выйдет. Некоторые слушались, покидали лагерь. Даже билеты на самолет обратно покупали. Доезжали до Минска и там уже передумывали, возвращались на границу. И вот так делали второй, третий раз. 

— Одним некуда возвращаться, у них на родине ничего не осталось. Другие боятся улетать из соображений безопасности. Потому что в Курдистане беженцев обвинят в том, что, раз они уехали, значит, что-то плохое говорили здесь про Ирак. Начнется преследование. Это я из разговоров с ними понял. 

Езиды в Ираке вообще не имеют прав. 1500 человек сидят там в тюрьме только за свою национальность, потому что не признают себя курдами. Они же не мусульмане. Так что ситуация с беженцами легко не разрешится.

В пятницу мы запланировали провести в Гродно международную конференцию, посвященную этой проблеме. Меня вместе с правозащитниками наконец-то обещали провести в лагерь беженцев. Мы хотим рассказать всем, в чем проблемы езидов, как выглядит действительность. В этом вопросе нужно быть справедливым и искренним. Мне больно смотреть, как страдает мой народ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь