Ведущие врачи собрались в Москве, чтобы в рамках XXXI Национального конгресса по болезням органов дыхания обсудить вопросы лечения постковидного синдрома. О методиках и важности реабилитации нам рассказала одна из участниц форума, д.м.н., профессор, заведующая кафедрой терапии Института дополнительного профессионального образования ЮУГМУ Минздрава РФ, главный внештатный пульмонолог УрФО Галина Игнатова.

Пульмонолог Галина Игнатова о необходимости реабилитации при постковидном синдроме

Что такое постковидный синдром?

Галина Игнатова: Это последствия перенесенного COVID-19. Наиболее заметные симптомы проявляются примерно у 20% пациентов, длятся они более 12 недель, а в 2% случаев — и дольше. Происходит это волнообразно — симптомы то стихают, то возникают вновь. Прежде всего, это слабость и интенсивная одышка. Также пациенты жалуются на головные боли и боли в мышцах и суставах. При остром течении заболевания может не полностью восстановиться обоняние. Встречаются потеря волос, кожные реакции, скачки давления, тахикардия. Некоторых беспокоит потеря памяти и «туман в голове».

Какие бывают осложнения, и чем они опасны?

Галина Игнатова: У каждого последствия индивидуальны, но как пульмонолог могу сказать, что 55% пациентов выходят из стационара, имея нарушения функции легких. У многих развивается фиброз легких, чаще всего — после тяжелого течения болезни. Проявляется это одышкой, которая увеличивается даже при небольшой физической нагрузке. Постковидные изменения могут привести к развитию дыхательной недостаточности, которая требует лечения. Пациентам с признаками физиологического и функционального дефицита легких после выписки из стационара, порой, приходится пользоваться концентраторами кислорода. Развитию фиброза способствуют сопутствующие заболевания печени, сердца и легких, диабет и т.д. Предрасположенность к нему имеют и пациенты старше 65 лет.

Всем ли переболевшим нужно проходить реабилитацию? Что представляют собой такие программы?

Галина Игнатова: С точки зрения врача, каждый переболевший COVID-19 должен пройти реабилитацию. Это особенно касается пожилых людей. Реабилитация помогает восстанавливать функцию легких, чтобы не осталось остаточных изменений, а надолго они сохраняются только у единичных пациентов, мы рекомендуем повторить курс реабилитации через 3-6 месяцев. Что касается программ, то COVID-19 нам знаком всего полтора года. Мы следуем временным методическим рекомендациям Минздрава РФ, которые регулярно обновляются. Первое в реабилитации — это улучшение вентиляции легких, второе — нутритивная поддержка (клиническое питание — прим. ред.), потому что почти все пациенты сильно худеют. Третье — повышение общей физической выносливости. Очень важно, чтобы пациент не лежал постоянно в кровати, но и двигаться он должен под наблюдением врача. Обычно ему дают задание — пройти сегодня столько-то метров. Для каждого разрабатывается своя программа.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В России разрабатывается новая федеральная программа борьбы с диабетом

Пульмонолог Галина Игнатова о необходимости реабилитации при постковидном синдроме

Фото: Денис Абрамов / РИА Новости

Какие возможности для реабилитации существуют в России?

Галина Игнатова: У нас есть все необходимое, включая лекарственные препараты и оборудование. Проблема заключается в том, что не все пациенты задумываются о необходимости реабилитации. Не все вовремя обращают внимание на симптомы.

В последнее время много говорят о поиске лекарств для лечения COVID-19 и реабилитации. Скажите, имеются ли уже какие-то научные наработки?

Галина Игнатова: Да, в России, как и в других странах мира, проводятся клинические испытания препаратов, в том числе давно известных. В качестве примера могу привести исследование Dissolve, в котором я сама принимала участие. Оно стартовало в июле 2020 года и завершилось в этом году. Клинические испытания препарата «Лонгидаза» проводила фармацевтическая компания «Петровакс Фарм». В нем приняли участие 13 медцентров, наблюдалось 160 пациентов со средним возрастом 54 года. Они были разделены на две группы, в одной из которых терапию проводили с использованием препарата, а во второй — лечили в рамках рутинной практики. Для участия отбирались пациенты после 21 дня болезни. У всех участников имелись нарушения функции легких. Мы следили за тем, как идет восстановление, фиксировали достигнутый эффект после двух с половиной и шести месяцев терапии.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Глава Pfizer назвал условие для возвращения к допандемийной жизни

Какие результаты показало исследование?

Галина Игнатова: Всем пациентам давались одинаковые задания, например, пройти максимальное за шесть минут расстояние. Параллельно проводились сатурация (измерение уровня насыщения кислородом крови — прим. ред.) и спирометрия (измерение объемных и скоростных показателей дыхания — прим. ред.). Использовалась и бодиплетизмография легких (измерение величины бронхиальной сопротивляемости на фоне спокойного дыхания — прим. ред.). Данные наблюдений все центры передавали в две лаборатории: в Москве и Санкт-Петербурге. В одной из них данные обрабатывали эксперты, а в другой — искусственный интеллект. Обобщенные результаты показали, что пациенты из группы с назначением препарата быстро восстанавливались. Например, за шесть минут они проходили большее расстояние, чем пациенты из другой группы, высокими были и показатели форсированной жизненной емкости легких. Наиболее явно эффект от терапии проявлялся у тех, кто переболел COVID-19 в более тяжелой форме. Повторю, это новая болезнь, и нам хотелось бы посмотреть, как будут себя чувствовать эти же пациенты через год-полтора.

На что следует обратить внимание после COVID-19?

Галина Игнатова: Прежде всего, человек не должен оставаться один. Мы всегда рассказываем родственникам, как нужно себя вести. Болезнь — это огромный стресс, и он только усиливается, если не с кем поговорить. Это влияет на общее состояние организма. И надо помнить, что самолечением заниматься нельзя: реабилитация должна проходить под наблюдением специалиста.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь