Главные ошибки родителей: «Ребенок отделится, если ему не мешать»

Одна из самых распространенных проблем «отцов и детей», которая портит жизнь выросшему поколению, — это несвоевременное или вообще не сложившееся отделение от родителей. О том, насколько важно вовремя «перерезать пуповину», даже несмотря на взаимную привязанность мам-пап и их выросших чад, какие ошибки допускает старшее поколение и к чему приводит их нескончаемая гиперопека, которую они оправдывают «любовью», мы побеседовали с психологами.

Трагедия маменькиного сынка: почему в России все больше неопрятных одиноких мужчин

Пожалуй, наибольший вред отсутствие или затягивание сепарации наносит мужчинам. Это так называемые классические маменькины сынки, которых наверняка найдется немало в окружении каждого из нас. При этом, как мы можем убедиться, очень часто обе стороны — и мать, и не желающего становиться взрослым сына — такое положение вполне устраивает.

Но только до поры до времени.

Пока такие «великовозрастные мальчики» проживают вместе с матерью, которая заботится о них и при этом контролирует каждый шаг, конфликты могут и не возникать, но чаще всего однажды мужчина все же созревает для женитьбы и решается отделиться от родительницы. И здесь, как правило, начинаются проблемы для всех участников действа: для не отпускающей его матери, для пытающегося наконец-то повзрослеть сына и особенно для его жены и детей.

Москвичка Таисия оказалась одной из жертв таких печальных обстоятельств.

«Я ушла от родителей в 18 лет, снимала квартиру, училась, подрабатывала. В итоге имею два образования, организовала свой бизнес. А в 23 года у меня появился парень. Увы, он был типичным маменькиным сынком, жил с родителями, советовался с ними по каждому поводу, постоянно приводил их мне в пример того, как следует относиться к жизни и т.п. От него потребовалось приложить немалые усилия, чтобы, наконец, решиться переехать ко мне. А уж на официальную регистрацию наших отношений он решился лишь после того, как я поставила ему ультиматум: или женимся, или расстаемся. Но, даже после того, как мы поженились, он редко появлялся дома — постоянно «зависал» у мамы с папой, приезжал к ним поужинать после работы, а во время любого нашего конфликта его монолог начинался со слов: «А вот мои родители…» Сейчас ему 35 лет, мы вместе уже четыре года, но в данный момент разводимся. Знакомые меня не понимают, говорят — зачем, он хороший человек, домашний, хозяйственный, спокойный. А я не могу им объяснить, что в нашей семье я не чувствую себя женой. Его жена — это не я, это его мама. Именно мама решает, куда нам поехать в отпуск, какую мебель выбрать для гостиной, чем лучше питаться, кого пригласить на день рождения и все прочие бытовые моменты. Это всегда было обставлено так, будто мама просто советует, но муж во всех случаях пунктуально следовал всем ее советам, выдавая сказанное ею за свои собственные желания. Причем, если он высказывал действительно свое предложение, которое мне не нравилось, его легко можно было переубедить. Но если это мнение мамы, то тут он уже превращался в непоколебимую скалу».

«Мама бывшего, что называется, шнурки ему гладила, — рассказывает ее подруга по несчастью, 45-летняя Ксения из Санкт-Петербурга. — До 30 лет, до нашей с ним свадьбы, он вообще не знал, что такое помыть за собой посуду, сходить в магазин, постирать свои носки, погладить рубашки. Все за него делала мать, и делала это с таким отношением, будто это нормально, иначе и быть не может. Разумеется, когда мы поженились, он ждал такой же опеки и от меня. Я возвращалась вечером с работы, а он уже сидел за столом: «Ну, и где наш ужин?» При том что приходил домой раньше меня. Но мать с детства приучила его на своем примере к тому, что все домашние заботы должны лежать исключительно на плечах женщины, и неважно, работает она при этом или нет. Я честно пыталась научить его другой, партнерской модели семейных отношений, и, возможно, у меня это бы и получилось, если б его мать не мешала. Но она то и дело пилила меня:

— Миша говорит, что ты по выходным будишь его по утрам, требуешь, чтоб он шел гулять с ребенком. Как так можно, он же устает за неделю, пусть отдыхает!

Или так:

— Миша жалуется, что ему не хватает денег на фитнес, что ты все забираешь и у него ничего не остается. А он привык ходить в спортзал, это и для здоровья полезно, прошу тебя, выделяй ему на это средства.

Я пыталась объяснять ей, что Миша просто покупает себе очень дорогую одежду, гораздо дороже той, что могу позволить себе я, и много тратит на встречи с друзьями в ресторанах, поэтому и не хватает на спортзал. Мы всегда распределяли деньги так, чтобы у каждого были какие-то суммы на личные нужды, просто Миша совершенно не умел их рассчитывать. Но она словно не слышала меня: ему должно хватать на любые нужды, и все тут! Разумеется, внимая таким ее речам, муж тоже начинал требовать у меня больше денег из общего котла.

В результате мне не удалось выдержать ее постоянного давления, и мы с Михаилом расстались. Сейчас я замужем за другим мужчиной, он тоже любит свою мать, мы вместе часто навещаем ее, но она никоим образом не пытается вмешиваться в нашу жизнь, и потому все счастливы.

А мой бывший так и продолжает жить вдвоем со своей мамой. Подозреваю, что он понял: так, как мать, ни одна женщина за ним ухаживать не будет. Но недавно из-за этого случилось большая неприятность. Он заболел коронавирусом, не тяжело, мама в это время была на даче, но тут же приехала к нему, чтобы кормить и ухаживать. Сын не стал отказываться от ее помощи — хотя есть службы доставки еды, лекарств и так далее. В результате сам он поправился довольно быстро, а вот его старенькая мама заразилась от него и очень тяжело болела, врачи месяц вытаскивали ее с того света».

Жительница Одинцова Елена приводит пример своего соседа: «Он всегда был страстно опекаем и мамой, и бабушкой. Помню, что обе по очереди ходили встречать его по вечерам с электрички, когда ему было уже лет 18. Мать критиковала его девушек, в результате сын так и не женился, оставался с мамой, говорил, что ему так жить очень хорошо. В итоге умер в 55 лет, через год после смерти мамы, так как не смог жить один. Когда разбирали квартиру, нашли трогательные записки: «Славик, это ботинки зимние, носи зимой», «Славик, суп в холодильнике, не забудь добавить в него сметаны» и т.д.».

— В моей практике есть несколько мужчин, которые, несмотря на женитьбу, никак не могут отделиться от мамы, все равно она для них главная фигура в жизни — комментирует психолог Светлана Плешакова. — А иногда такие дети вообще не создают свою семью, то есть не отделяются от матерей совсем. Во многом это процесс бессознательный. Мама не отпускает, ребенок не сепарируется, но, когда такому человеку исполняется 45 или 50 лет, мамы-папы стареют, уходят, и человек остается один. И тогда в его жизни образуется огромная эмоциональная пустота. К сожалению, чаще всего в этом случае его ожидает одиночество и страшное сожаление, что годы ушли, а создать отношения уже очень трудно, да и никто родителей не заменит. И вот эта пустота плюс возрастные кризисы могут стать причиной внезапных болезней или даже суицидальных наклонностей, так как теряется смысл в жизни.

— Если мальчиков иногда так воспитывают, что они потом ждут обслуживания, то и некоторых женщин воспитывают так, что они должны обслуживать мужей и чувствовать вину, если этого не делают, — объясняет практикующий психолог Анастасия Башлыкова. — И может сложиться такая пара: женщина, которая вечно виновата и старается обслужить получше, и маменькин сынок, который ждет обслуживания. В такой паре имеются усталость и вымотанность обслуживающей стороны и неудовлетворенность требующей обслуживания стороны. Маменькины сынки, как правило, не осознают, в чем их беда, почему они вечно раздражены и не чувствуют себя счастливыми. Ответственность за свой комфорт, бытовой и душевный, они привыкли делегировать другим, обычно — женщинам. И поначалу вроде бы все хорошо, но человек быстро теряет интерес. Ребенок, за которого делают все, которому не дают действовать самостоятельно, теряет интерес к жизни, начинает скучать. Хотя у маленьких детей огромный запас энергии и желание действовать очень сильно. Чем старше становится человек, тем сложнее вернуть эту энергию, навык самостоятельности. Взрослые люди приходят к психологам и говорят: «Ничего не хочу, не знаю, как жить, нет цели». Важно, чтобы мужчина осознал, что проблема не в окружающих, а в нем самом. Если сидеть и ждать, что кто-то придет и развеселит его, — жизнь не наладится. Осознав это, самое время спохватиться, потому что с каждым годом изменить свое отношение к жизни, людям и себе самому будет все тяжелее. Женщина рядом с таким мужчиной становится несчастливой и, как правило, уходит. Можно остаться жить с мамой, но… мама тоже не вечная. Финал жизни может оказаться очень печальным: пожилой неопрятный мужчина, еле-еле умеющий обслужить сам себя, раздраженный и недовольный своей жизнью…

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В России утвердили расписание ЕГЭ-2021

Бывает такое, что и девочки страдают по вине мам, которые никак не желают вовремя «перерезать пуповину».

Алла Андреевна, мать Полины М., очень любила и буквально боготворила своего мужа, видного ученого, выдающегося человека и просто красивого мужчину. К несчастью, он рано умер, когда Полине было всего 17 лет, и тогда мама перенесла всю свою любовь на дочь. Стала боготворить ее, говорить, что ее девочка — самая умная, самая красивая, самая добрая, настоящая принцесса, короче говоря.

— Они жили вдвоем, Алла всегда говорила, что каждая девочка должна чувствовать себя принцессой, тогда и все остальные будут к ней относиться так же, — рассказывает тетя Полины и сестра Аллы Андреевны. — Я иногда возражала, говорила, что она слишком уж захваливает Полю, завышает ее самооценку, не позволяет критично оценивать себя. В результате мать убедила дочку, что ни один мужчина ее не достоин. Каждый раз, когда у Полины намечался роман, Алла принималась уверять дочь, что жених ее недостоин, что он или некрасивый, или мало зарабатывает, или плохо воспитан — всегда находила какой-то недостаток.

Один раз Полина попыталась взбрыкнуть и уйти жить к своему жениху — слишком сильными оказались чувства, и потому мамины уговоры и возмущения не подействовали. Влюбленные прожили всего недели три, а потом молодой человек уехал на несколько дней в командировку, и Полина вернулась на эти дни к маме, чтобы побыть с нею.

— За эти три дня Алла так обработала дочь, что все ее счастье скоро закончилось, — вздыхает тетя. — Поля в шутку сказала матери, что ее жених поехал вместе со своей молодой и красивой коллегой и как бы там, в командировке, чего не вышло. Что тут началось! Алла обвинила юношу во всех грехах, сказала, что он наверняка там спит с этой потаскушкой, которая наверняка в подметки не годится прекрасной и умной Полине. Поля привыкла слушать мать, завелась и по возвращении друга устроила ему скандал. Потом звонила маме, говорила, что любимый отвергает все обвинения, но Алла убеждала ее не верить ему. В итоге вскоре молодые рассорились окончательно и расстались.

Со временем Полина становилась все более заносчивой и высокомерной — постоянные слова матери о ее исключительности испортили ее характер. Мужчины стали ее избегать. Сейчас ей 50 лет, ни мужа, ни детей, ни даже близкого друга-мужчины у нее нет. Зато есть старенькая мама, которая любит повторять дочери фразу «уж лучше будь один, чем вместе с кем попало…»

А мать москвички Лилии подвела противоположная крайность — излишне требовательное отношение к дочери. Она родила ее в 37 лет, что называется, для себя — своего отца Лилия никогда не видела и не знала.  

«Мама всю жизнь посвятила моему воспитанию, — рассказывает Лиля. — С мужчинами она не общалась, говорила, что для нее важнее всего вырастить из меня хорошего человека. При этом относилась ко мне крайне жестко, очень много критиковала и постоянно сравнивала с другими детьми. В школе я боялась получить «тройку» и уж тем более «двойку». Даже «четверки» были для моей мамы плохими оценками. Когда я не оправдывала ее ожиданий, она говорила «позорище» или «посмотри на Наташу, вот с кого надо брать пример». Сколько себя помню, всю мою жизнь рядом с мамой я чувствовала какую-то тревогу, страх, давление. Она всегда была мною недовольна. Я давно выросла, но для меня до сих пор болезненно важно ее мнение… Я буквально сбежала от мамы замуж в 19 лет. Мы стали жить от нее отдельно, но прожили только 4 года (это моя вина, не надо было выходить замуж, чтобы сбежать из дома). Сейчас я в разводе, у меня маленький сын, но я вновь живу с мамой. Хотела бы снять квартиру и уйти, но при таких разговорах мама тут же хватается за корвалол, закрывается у себя в комнате. В итоге у меня появляется чувство, что я плохая дочь, которое преследует меня на протяжении всей моей жизни. Мамина реакция на мое желание жить с сыном отдельно от нее только одна: «Я так и знала, что не нужна тебе, а я всю жизнь ради тебя жила!» Поэтому для меня вопрос сепарации от мамы очень актуален, я чувствую, что этот процесс у меня не завершен, а возможно, даже и не был начат когда-то».

— Мне 27 лет, я замужем, есть ребенок, — делится Настя из Санкт-Петербурга. — Я никогда ничего не просила у родителей, не была особо близка с ними. Но, когда родился ребенок, возникла напряженка с деньгами, ссоры с мужем, и я начала делиться проблемами с мамой. Это было моей ошибкой. С того момента все пошло наперекосяк. Родители помогали финансово, хоть я и не просила, а потом стали попрекать этой помощью. В итоге они влезли в наши отношения с мужем до такой степени (постоянно говорили мужу, что он все не так делает, а надо «вот как», указывали мне, что он неправильно воспитывает нашего сына), что мы даже разъехались на время. Сейчас мы помирились с супругом, но я боюсь сказать об этом родителям. Боюсь их реакции, осуждения, скандалов, боюсь, что они перестанут со мной общаться. И с ними не хочу ссориться, и хочу сохранить свою семью…

— Родителям важно понимать, что их ребенок уже взрослый, самостоятельный человек. Он имеет право не прислушиваться к ним, жить своей жизнью, иметь свое мнение. — объясняет эксперт. — Самая главная профилактика таких проблем — собственная личная жизнь у родителей. А когда ребенок функционально занимает место мужа или партнера мамы, независимо от пола ребенка, это всегда кончается плохо. Часто если складывается такая ситуация, то не только у мальчиков, но и у девочек тоже могут начаться проблемы с ориентацией либо они остаются на всю жизнь одинокими.

— Создали свою семью — значит, уже взрослые и строят свою, отдельную от родителей, жизнь. Конечно, выросшие дети всегда могут обратиться к родителям за помощью, например, посидеть с внуками, спросить совета в чем-то, — считает Башлыкова. — Но здесь работает то же правило, что и везде: «лечить и учить без запроса» не стоит, это создает напряжение в отношениях. Дети могут попросить родителей высказать свое мнение, когда им подходит родительское отношение к жизни. Но они не обязаны следовать ему. Привычка же некоторых родителей врываться в молодую семью, наводить в ней свои порядки — путь к ссорам. Родителям взрослых детей важно помнить, что новая семья создает свои «правила жизни».

Это нормально, когда родители поддерживают финансово своих детей, пока те уверенно не встанут на ноги. Но и им, и самому ребенку важно понимать, что, когда он создает свою семью, тут уже точно пора повзрослеть, потому что его детям нужны взрослые родители.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Туроператоры назвали стоимость путевок в Египет для россиян

Эксперты рассказали нам о важности своевременной сепарации и ее этапах.

— Сепарация — это отделение ребенка от родителей, обретение им автономности. Родителям же важно не мешать ребенку на этом пути, — объясняет Анастасия Башлыкова. — Проблемы сепарации возникают в двух случаях: ребенок не чувствует себя в безопасности — поэтому «оторваться» страшно, или же родители буквально не отпускают его, чрезмерно опекая и ограничивая из-за собственной тревожности его свободу. Примерно в 3 года ребенок начинает осознавать, что он — отдельный от мамы человек, и начинает пробовать взаимодействовать с миром. Это «кризис трех лет» — период, когда ребенок говорит «я сам», «нет», «нет, не буду». До трех лет психологически ребенок с мамой — одно целое. После трех он чувствует, что многое может делать сам. И стремится это делать. Важно обеспечить ему безопасность, но не ограничивать его свободу проявлять себя активно. Родителям часто бывает сложно услышать от ребенка «нет» — если они продолжают сами оставаться с ребенком в слиянии, психологически продолжают его считать частью себя. И если в этот момент ребенка «передавить», выставить жесткие запреты — процесс сепарации будет нарушен. Ребенок теряет волю к самостоятельной жизни. Важно не ограничивать ребенка в том, что он уже способен делать сам или с небольшой помощью. В 3 года ребенок уже умеет есть ложкой сам, да, медленно, да, проливая, но умеет, и не надо это делать за него. В 3 года ребенок с родителями уже может готовить бутерброды, а в 5–6 лет некоторые дети уже яичницу могут пожарить. А еще важно разговаривать с ребенком о разделении ответственности в семье: мы — семья, и поэтому мы делим обязанности. Ситуация, когда один из членов семьи, например мама, тащит на себе весь груз забот, — нездоровая.

— В подростковом возрасте у ребенка должен максимально расшириться круг обязанностей. Живет в Интернете такое словечко «сынарник» — это комната сыновей. Многим мамам не удается сократить заботу о подростке, между тем в бытовом плане подросток может делать уже практически все то же, что и взрослый. И тут важно обозначать границы ответственности: хочешь иметь чистую одежду — кладешь в стирку и машинку стиральную включаешь. Иначе же, если мама сначала «пилит», «выносит мозг», а потом сама стирает, ребенок понимает, что она все равно все сделает за него. Ну и зачем тогда напрягаться? Когда подросток обнаруживает, что пойти в компанию с друзьями или на свидание ему не в чем — все грязное, он быстро всему учится. Чем адекватнее родители смогли пережить кризис трех лет своего ребенка, тем проще им будет пережить и его подростковый возраст.  

Главная задача подростка — выйти в социум, сказать своим «старикам»: вы ничего не понимаете, я сам все сделаю! А задача родителей — отпустить и позволить ему приобретать свой, уже взрослый опыт. Сепарация сравнима с тем, как яблоко падает с яблони: падает оно, когда созрело, когда напиталось соками. Иначе оно засохнет на веточке. Любовь, поддержка и принятие родителей — это то, что дает ребенку силы отделиться, сепарироваться. В подростковом возрасте может возникнуть ситуация, когда из-за ссоры с родителями ребенок просто сбегает из дома. Это не сепарация, это жест отчаяния, и сепарации при этом не происходит — внутренне такие люди надолго эмоционально привязаны к родителям, только со знаком «минус» — обидами. Сепарация происходит, когда человек насытился общением с родителями и ему легко начать свой самостоятельный путь.

— Проблема отсутствия сепарации взрослых детей сейчас актуальна во всем мире, это связано с тем, что растут продолжительность и качество жизни, — говорит Светлана Плешакова. — И особенно в России — это одна из основных психологических проблем, с которой обращаются к психотерапевтам по семейной тематике. Такое слияние родителей с детьми, когда у одного взрослого «ребеночка» есть уже свой собственный ребенок, даже если со стороны все выглядит прекрасно, — всегда вредно и приводит рано или поздно к очень печальным последствиям. Ситуации бывают крайне тяжелые. История про сына, который умер через год после смерти мамы, встречается нередко. Причин много, но главное — помнить, что ответственность несут обе стороны.

— Психология не мыслит паспортными данными. Нельзя сказать, что, к примеру, исполнилось 18 лет ребенку, и он должен отделяться. Все индивидуально, важно учитывать, на какой стадии развития личности находится сам человек и как устроена конкретная семейная система. Существует парадокс родительской доли — с одной стороны, мы рожаем детей и привыкаем, что надо быть постоянно включенными в их жизнь. Дети представляют для нас большую ценность. Мы привыкаем к этому, находим в этом смысл, но в то же время надо помнить, что задача родительства — вырастить самостоятельного человека. Сепарация — это процесс постепенный, родители идут к нему каждый день, каждый год. Мы несем ответственность за жизнь ребенка, поддерживаем, но при этом позволяем ему самостоятельно ходить, падать, набивать шишки. Ребенку необходима наша помощь, но родительское присутствие в его жизни должно быть дозированным, когда ребенок сам ищет поддержки.

В каждой семье момент сепарации наступает в разное время и зависит от многих факторов: от психологического климата в семье, ее экономического статуса, от характера ребенка — кто-то хочет сам поскорее отделиться, начинает зарабатывать еще со школы, а кто-то переходит к самостоятельной жизни постепенно.

Сепарация начинается тогда, когда родители передают ребенку ответственность за себя, когда они, например, не контролируют его карманные расходы. Когда не вмешиваются в эмоциональную сферу ребенка, не указывают, с кем ему дружить, а с кем нет. Если родители все делают правильно, то уже к 18, к 20 годам ребенок готов отделиться.

При совместном проживании молодой человек должен вносить самостоятельный, равноценный вклад в семейный бюджет или в хозяйство. Если человек учится или мало зарабатывает, то он может заниматься уборкой, чем-то еще. Это и есть передача ответственности. Взрослость — это сочетание свободы и ответственности. Не жалеть, что вот «деточка» устает на работе, мало зарабатывает, я сама его покормлю, сама уберу за ним. Это взращивает инфантильность, которая потом проявляется не только в отношениях с родителями. Она может неосознанно проявляться в отношениях на работе или в любых других важных для человека отношениях. Нарушение психологических границ, взрослого баланса ответственности и самостоятельности всегда приводит к плачевным последствиям. С одной стороны, человек может просто не понимать, что с ним сложно, что он инфантилен. С другой стороны, он не понимает, когда его границы тоже нарушаются.

С точки зрения семейной психологии для того, чтобы личность хорошо развивалась, чтобы взрослый ребенок мог создать здоровую семью, очень важно, чтобы человек прошел так называемую «стадию монады» (стадию одиночества). Еще до создания своей собственной семьи. Когда человек, пребывая в одиночестве, невключенности в семью, вместе с тем ощущает заботу родителей. То есть молодой человек отделяется от родительской семьи и при этом не цепляется за кого-то другого. На стадии монады человек учится опираться на себя в бытовом и эмоциональном плане, обеспечивать себя финансово. При этом он берет багаж из родительской семьи: ценности, установки, бытовые привычки, добавляет что-то свое. Когда юноша или девушка живут самостоятельно, они пересматривают свою жизнь, проверяют себя «на прочность». Молодой человек учится понимать — вот это ему подходит, а это нет; значит, мне надо пробовать сделать что-то по-другому.

При этом его отдельная жизнь вовсе не означает, что он не общается с родителями. Просто дистанция увеличивается, и общение идет уже не только по принципу «взрослый–ребенок», как прежде, а как «взрослый–взрослый». Отношения становятся равноправными, обогащающими друг друга, и в этом — огромный ресурс для развития личности каждого из членов семьи, для их чувства удовлетворенности, осмысленности своей жизни.  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь