В Женеве Путин объяснил, кого Россия пустит на свой Севморпуть, а кого нет

Накануне в Женеве прошла пресс-конференция президента Владимира Путина по итогам саммита на самом высшем уровне с его американским коллегой Джо Байденом. Было сказано много общих благожелательных слов, но среди них были и вполне конкретные, можно сказать, программные заявления. Наиболее интересными из их были те, что касались Арктики и взаимоотношений России с США и другими «нерегиональными» странами, которые проявляют большой интерес к ее ресурсам и транзитным возможностям. Так что же такого сказал Владимир Путин по поводу перспектив дележа «арктического пирога»?

Стратегическое значение арктического региона трудно переоценить. В континентальном шельфе Северного Ледовитого океана сосредоточены колоссальные запасы углеводородного сырья и прочих природных ресурсов. Северный морской путь (СМП) представляет собой довольно перспективную альтернативу Суэцкому канала. Как отметил в своем выступлении Владимир Владимирович, реальный срок навигации по нему уже превышает полгода и только увеличивается по мере таяния полярных льдов. Ну, и куда же без военной составляющей? Через Арктику проходит кратчайшая траектория для полета межконтинентальных баллистических ракет между США и Россией, что крайне важно для взаимного ядерного сдерживания. В последние годы Вашингтон начал проявлять повышенную активность в отношении Арктики, с неприятным удивлением вдруг обнаружив, что катастрофически отстал от Москвы в данном регионе. США начали строить свой собственный ледокольный флот на замену двум ветхим посудинам, обучают свои ВМС действовать в условиях Крайнего Севера, а также непрерывно говорят о необходимости обеспечения там свободного судоходства.

По этой причине имеется несколько ключевых вопросов российско-американских взаимоотношений: дальнейшая милитаризация Арктики, ее возможное экономическое использование, а также то, как отреагирует наш Северный флот на появление на СМП боевых кораблей ВМС США в сопровождении своих ледоколов. Судя по всему, они стали одной из основных тем для личных переговоров Путина с Байденом, и вот что поведал по этому поводу на пресс-конференции Владимир Владимирович.

Во-первых, российский президент в доброжелательном ключе отметил повышенный интерес зарубежных компаний и неарктических стран к использованию возможностей СМП:

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Первый полет новой американской тяжелой ракеты перенесен на 2022 год

Мы готовы оказывать содействие всем заинтересованным странам и компаниям в освоении Северного морского пути. Действительно, его потенциал велик, но он нуждается в полноценном раскрытии за счет значительных инвестиций в строительство прибрежной инфраструктуры. Россия же обладает колоссальным конкурентным преимуществом за счет самой протяженной береговой линии на Северном Ледовитом океане, а также самого мощного в мире ледокольного флота. На подходе у нас появление сверхмощного ледокола проекта «Лидер», которой не имеет аналогов и сможет осуществлять проводку даже в зимний период, то есть, сделает СМП всесезонным. В Арктике в настоящее время создается база Министерства по чрезвычайным ситуациям, которая будет готова оказать оперативную помощь терпящим бедствие судам. При этом президент Путин призвал зарубежных партнеров к сотрудничеству и объединению усилий.

В Женеве Путин объяснил, кого Россия пустит на свой Севморпуть, а кого нет

Во-вторых, несмотря на подчеркнутую открытость к взаимодействию, глава государства вежливо и в обтекаемой форме «послал лесом» США с их озабоченностью по поводу милитаризации Арктики:

Эти озабоченности американской стороны по поводу милитаризации не имеют под собой абсолютно никаких оснований. Мы ведь ничего там не делаем такого, чего не было в Советском Союзе. Мы восстанавливаем утраченную, разрушенную когда-то напрочь инфраструктуру.И правда, ничего нового не происходит. Россия вынужденно восстанавливает утраченный оборонительный потенциал на Крайнем Севере, делая это в ответ на милитаризацию со стороны Соединенных Штатов. «Холодная война-2», как есть. Что ж, господа американцы, остановитесь первыми, остановимся и мы. Не мы строим военные базы и проводим учения вдоль ваших границ.

В-третьих, прояснилась позиция Москвы относительно того, как наши военные отреагируют на заход американских боевых кораблей на Северный морской путь. То, что это раньше или позже произойдет, можно и к гадалке не ходить. Некоторая интрига заключается в том, что СМП представляет собой исторически сложившуюся единую национальную транспортную коммуникацию РФ, особый статус которой определяется ст. 234 Конвенцией по морскому праву. Тут Владимир Путин как выпускник юрфака ЛГУ провел небольшой ликбез. По его словам, режим использования Севморпути регулируется двумя основополагающими документами – упомянутой Конвенцией и Полярным кодексом:

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Русские самолёты летают, а американские F-16 стоят в ангарах»: польские читатели о маневрах с МиГ-29

Я обратил внимание наших партнёров на то, что мы, Россия, намерены в полном объёме придерживаться этих международных правовых норм. Мы никогда ничего не нарушали.Так вот, согласно Конвенции, мировые воды делятся на несколько категорий: внутренние воды, территориальное море, прилежащая зона, исключительная экономическая зона, а также свободное открытое море. Внутренние воды представляют собой часть моря, расположенную между побережьем и исходной линией. Территориальное море отсчитывается от линии наибольшего отлива или исходной линии и составляет часть моря шириной в 12 морских миль (22,2 километра). Прилежащая зона – это плюс еще 12 морских миль (22,2 километра) от границы территориального моря. Исключительная экономическая зона составляет часть моря, шириной в 200 морских миль (370,4 километра), а дальше начинается свободное открытое море. Позиция Кремля касательно возможности прохода иностранных военных кораблей по СМП выглядит следующим образом:

По территориальному морю прибрежное государство обязано предоставить мирный проход, в том числе и военным кораблям. Мы разве против? Мы ‒ за. Что касается внутреннего моря, там особый режим, здесь мы ничего никому не обязаны предоставлять. Вот таких пространств внутреннего моря, чтобы вы представляли, их, дай бог памяти, пять: Обская губа, Енисейский залив и так далее – всего пять заливов, или губ, так назовём их. Общая протяжённость этой трассы – почти тысяча морских миль, 960, по-моему, миль. Это наше суверенное право ‒ пропускать там суда или нет. Но мы не злоупотребляем этим правом, мы предоставляем [проход] всем желающим.Под «внутренним морем» Владимир Владимирович, конечно, подразумевал российские внутренние воды. Миновать Двинский залив, Байдарацкую, Обскую и Гыданскую губы, а также Енисейский залив, боевым кораблям ВМС США, да и любым другим, будет крайне затруднительно. С учетом географического положения, Россия имеет возможность самостоятельно решать, кого пропускать, а кого нет, через свои обширные внутренние воды. Мы тут и правда никому ничего не должны, будем смотреть на поведение.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь