Игрок «Стрелы» Николоз Казаликашвили пришел в команду в 16 лет

В Казани играет Ломоносов от регби

Сегодня, в праздничный День народного единства, есть возможность осмотреться и увидеть, что на земле Татарстана живут представители более 170 национальностей. Благодаря спорту, количество представителей других народов среди нас еще больше. Одна из самых многонациональных спортивных команд Татарстана — регбийная «Стрела», в которой, помимо русских и татар, играли граждане Мозамбика и Южной Африки, этнические армяне, осетины, украинцы и грузины. Осетинский грузин Николай Казаликашвили дал эксклюзивное интервью спортивной редакции «Реального времени».

Окончание -швили означает «сын»

Николай, в Казани давно ходит присказка: «Без грузина нет «Рубина». Но сейчас в «Стреле» представителей грузинской нации даже больше: вы, Гиорги Холуашвили и Гуга Хантадзе. Зная, что у грузин много этносов, спрошу, вы к какой группе относитесь?

— Я мохевец, так называют уроженцев местности под названием Казбегия, которая находится на границе с Осетией. А еще в грузинской общности есть аджарцы, гурийцы, имеретинцы, кахетинцы, мегрелы, сваны, хевсуры — всего порядка десяти этносов, но все вместе мы грузины.

А есть какие-нибудь особенности образования фамилий у этих народов? Мегрелов, например, как я знаю, легко распознать по фамилиям: Габелия, Дараселия, Чедия.

— Еще сванов легко определять по фамилии, там окончание иани — Иоселиани, Кипиани. У горных народностей фамилия заканчивается на ури — Бекаури, Циклаури, мой лучший друг с подобной фамилией — Гудушаури. Но под горными народами могут скрываться и такие, как я, мохевцы, а еще мтиулы, пшавы, сваны, хевсуры. А в остальном мне самому трудно бывает понять по фамилии, кто к какому этносу относится. Окончание моей фамилии — «-швили» переводится как «сын».

«Когда приехали к самому плохому дому на улице, дедушка сказал: «Вот наш дом»

Сын Казалика?

— Да, скорее всего, был среди моих предков человек с таким именем. Но по паспорту я Николай Геннадьевич, хотя, на самом деле, Николоз Гурамович. Просто я родился во Владикавказе.

Поскольку ваш отец оказался в Орджоникидзе, как в советские времена назывался этот город. Названный по фамилии грузинского революционера, но являющийся столицей Северной Осетии. Я знаю, что поскольку в Грузии боевые действия начались еще до развала СССР, то в Орджоникидзе бежали жители Южной Осетии. В частности, в местном «Спартаке» таким образом оказались Инал Джиоев и Бахва Тедеев из Тбилиси. А как и когда ваш отец туда переехал?

— На самом деле, еще во времена Советского Союза переехал мой дедушка по отцовской линии. Между его родным местечком в Казбегии до Орджоникидзе очень близко, и он решил переехать, купив себе дом. Мой отец рассказывал, что, когда они переезжали, то он спрашивал про каждый красивый дом: «Это наш?». «Нет, нет», — отвечал ему отец, и когда приехали к самому плохому дому на улице, сказал: «вот наш дом». Однако мой дед был строителем, и когда они там обосновались, то он построил новый, хороший, правда, одноэтажный дом. Моя мама — тоже грузинка, которая жила в Орджоникидзе, и они там с папой познакомились. А я родился в 1992 году, потом учился в местной 19-й школе, которую называют грузинской, поскольку там учат на этом языке (плюс осетинский, русский). Отучившись, в 2009 году поехал поступать в вуз в Тбилиси.

«Пришел в команду, чтобы заниматься регби, только в 16 лет»

Не сильно хотел затрагивать политику, но факты вашей жизни сами подталкивают. Годом ранее были события 08.08.2008, пятидневная российско-грузинская война. И тут вы едете из России в Грузию.

— Тогда границы между нашими странами были закрыты, и я поехал вначале в Дагестан, оттуда в Баку, и уже оттуда попал в Тбилиси. Хотя я из России, но ко мне в Грузии нормально относились. Я захотел там учиться — а вышло, что нашел себе профессию, ведь там я начал заниматься регби. Во Владикавказе я занимался вольной борьбой, по примеру старшего брата, был физически крепким, поскольку мой отец работал учителем физкультуры, и по-другому я не мог вырасти. Но ни в какие игры не играл — ни в регби, ни в футбол.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Было важно услышать российский гимн, выиграть под российским флагом и на татарстанском грузовике»

А в Тбилиси пошел на матч сборной Грузии с Аргентиной, который проходил на стадионе имени Михаила Месхи, и меня захватила эта игра. Я не понимал правил, но меня заинтересовал дух игры, и я в 16 лет решил прийти в этот вид спорта. Увидел по телевизору объявление о наборе в какую-то команду, уже хотел было туда позвонить, но в этот момент моя двоюродная сестра выходила замуж. Оказалось, что ее жених — игрок сборной Грузии, и он посоветовал мне обратиться в команду. А это был «Локомотив», и тогда и сейчас сильнейшая команда Грузии. Я пришел, но изначально на меня тренер даже внимания не обращал — отправил заниматься с юниорами. Там я узнавал тонкости игры, правила. Главное, что у меня было большое желание, и я все быстро схватывал.

Через два года, в 18 лет меня перевели в главную команду, и начали ставить в основной состав. Там травмировался игрок из основы, я его заменил, и противостоял по позиции Тариэлу Донадзе, который сейчас выступает за пензенский «Локомотив». Видимо, я показал себя с лучшей стороны, и закрепился в команде.

«Муж двоюродной сестры предложил поискать команду во Франции»

Получается, пропустив весь этап детско-юношеского спорта, вы пришли сразу в профессиональную команду, и через два года занятий вошли в основной состав. Если проводить исторические аналогии, то вспоминается Михаил Ломоносов, который в зрелом возрасте отправился из Архангельска в Москву, чтобы изучать науки.

— У нас есть разница: я никуда пешком не шел, а остальном да, похожая история. Спасибо моим родителям, что помогали мне жить, поскольку я на тот момент был студентом на платном обучении, жил без стипендии. Правда, когда мне тренер дал первую зарплату — я сейчас понимаю, что это копейки на самом деле, 300 или 400 лари (это порядка 7-9 тысяч рублей) — я позвонил отцу, и сказал, что всё, мне можно больше не посылать денег.

Так я поиграл, затем закончил учебу, и в какой-то момент поехал во Францию, чисто как турист. И все тот же Давид Хинчагашвили, муж моей двоюродной сестры, предложил мне найти там команду. Он сам к тому времени уже много лет играл в чемпионате Франции.

По ходу действия, вы из регбийного Ломоносова превращаетесь в авантюриста. Чемпионат Грузии — серьезный, но по сравнению с Францией отстает.

— Но ведь во Франции несколько дивизионов. И в свой второй приезд во Францию я начал подыскивать команду своего уровня. Прошел просмотр в двух командах, одна из них — «Сет Назер», там, кстати, ранее поиграл мой родственник Давид Хинчагашвили. Это команда в прошлом известная, но сейчас переживающая не лучшие времена. А потом был на просмотре в «Лиможе», географически это города на разных концах Франции, и обе команды мной заинтересовались. Подумав, я остановил свой выбор на «Лиможе».

«Лимож» — город небольшой — 146 тысяч населения. Но исторически это гранд французского баскетбола.

— По баскетболу соглашусь, его там любят, а по величине городов у нас разность восприятия. По российским меркам — это небольшой город, а по французским, и тем более, по грузинским — вполне себе. Да и для Франции это большой город, столица округа Лимузан. Относительно регби, сильнейшая команда округа — это «Брив», который играет в сильнейшем чемпионате страны ТОП-14, а наш «Лимож» играл в чемпионате Федераль, это третий по уровню. Второй уровень носит название Про Д2. Вот вы сказали насчет авантюрности, и по этому поводу у меня есть история. Уже завершив играть в «Лиможе», я должен был поехать на встречу в команду из другого города. Договорился ехать через сервис BlaBlaCar. Начать с того, что машина опоздала на час или полтора, сейчас уже не помню. Наконец, мы с водителем встретились, но выяснилось, что он забыл свою квитанцию, чтобы выехать с парковки. Еще потеряли время, а когда выехали на проезжую часть, я увидел, что он просто не умеет водить.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  И вновь проблема большинства: «Ак Барс» уступил «Авангарду» дома — не спас дубль Воронкова

Может, он в эти час-полтора, которые опоздал, на права сдавал?

— Я не знаю, но клянусь, водитель сидел за рулем и потел от страха. Мы еще не выехали из Лиможа, я уже решил выйти из машины, даже оставив ему деньги за неиспользованную поездку.

«Играл в городе, где родился будущий президент Франции»

А ты переезжал во Францию со знанием языка? Там, кстати, играет так много грузин, и не только в регби, что создается впечатление, что на родине их учат французскому.

— Нет, конечно. Просто тот же Давид Хинчагашвили оказался в числе первых, кто уехал из Грузии, выбрав Францию, вслед за его поколением потянулись другие. А французский язык в Грузии знали не лучше другого иностранного. Был даже смешной случай, когда на просмотре во французской команде один грузин зачем-то сказал, что знает язык, и якобы переводил своему товарищу слова тренера, а на самом деле нес отсебятину.

Лично мне в «Лиможе» повезло, что у нас в команде был грузин, который ранее уже играл в чемпионате Франции и помог мне с адаптацией в чужой для меня стране. Но даже с его помощью было сложно. Однако я опять же был очень мотивированным, как в молодости, когда начинал играть в регби в Грузии. Поначалу стеснялся говорить на французском, надо мной смеялись, я смеялся вместе со всеми, но на второй год решил говорить, пусть неправильно, с жутким акцентом, но говорить, чтобы через практику выучить язык. Доучивал его я уже в новой команде «Тюль», это совсем маленький, скучный городок, зато на команду больше зрителей ходили, потому, что там больше ничего спортивного не было.

Еще оттуда родом Франсуа Олланд, бывший президент Франции. Его земляки гордятся этим?

— Да, не сказал бы, просто воспринимают это как факт. Уже оттуда я переходил в «Тарб», это более сильная команда и уровень чемпионата, а завершал свою французскую карьеру в команде «Ренн». Это большой город, столица области Бретонь, с сильным баскетболом и футболом, на который просто молятся. Но мне этот город запомнился постоянной дождливостью, что не нравилось, а тут еще и коронавирус начался, и с регби там я закончил.

Завершая с историей про Францию, любопытно, что регби в Грузии начал развивать армянин из Франции Жак Аспекян. После исторического решения Иосифа Сталина о возвращении армян на историческую родину в СССР хлынули потоки из Греции, Ирана, Египта и из Франции. И ты тоже связал две страны — Грузию и Францию — в своей карьере.

— Я слышал об этом человеке из какого-то документального фильма, который снимали в Грузии. Что касается Франции во время коронавируса, то я просидел два месяца дома, и тут мы пообщались с Гиоргием Холуашвили, который сказал, что переехал в Казань, стал игроком «Стрелы». Я тоже задумался о том, что пора менять свою жизнь, возвращаться в Россию, на родину, ведь мои родители до сих пор живут во Владикавказе. Хотя даже родившись в России, я ничего не знал о Казани, ранее мне казалось, что я никогда сюда не переберусь.

Получив приглашение, загуглил свои вопросы о Казани, почитал. Приехав, удивился, что все говорят, что здесь холодно, хотя стояла жара, гораздо более комфортней, чем в том же Ренне. Правда, я приехал летом. В том числе и из-за этого первое впечатление о городе у меня сложилось очень положительное. Если сравнивать с Францией, то ничего схожего, поскольку в этой стране очень много старины, а здесь город с современными постройками. Но мне нравится…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь