Насколько оправдано применение «Искандеров» в Сирии?

Накануне в Сети появилась видеозапись, наглядно подтверждающая применение «Искандер-М» в Сирии. Крылатая ракета 9М729 взлетела и поразила свою цель, что примечательно, взорвавшись на 100%. Что это, ответ Минобороны РФ на инсинуации армянского премьер-министра Пашиняна, или же применение ОТРК в условиях сирийской кампании является военной необходимостью?

Напомним, на днях Никол Пашинян нашел «крайнего» в поражении армянской стороны в Нагорном Карабахе. Оказывается, проблема заключалась не в некомпетентных действиях самого Еревана по руководству армией и мобилизационными мероприятиями в войне с Азербайджаном, а в поставленных Россией в Армению «Искандерах», которые были «не той системы». С его слов, выпущенные из ОТРК ракеты или не взрывались вовсе, или взрывались только на 10%. Минобороны РФ было вынуждено дезавуировать инсинуации премьер-министра Армении, пояснив, что «Искандеры-Э» в Нагорном Карабахе реально вообще не применялись, и тот располагает неверными сведениями.

Но осадочек, как говорится, остался, поэтому нашим военным в Сирии пришлось показать товар лицом. Это, наверное, первая видеозапись реального применения данного ракетного комплекса в боевых условиях по настоящим целям. Ранее информация по этому поводу появлялась, но она была в формате заявлений представителей Минобороны РФ и разных утечек вроде случайных фотографий ОТРК на военной авиабазе Хмеймим. Но давайте зададимся вопросом, а насколько оправданно бить крылатыми ракетами 9М729 (да и баллистическими 9М723) по иррегулярным вооруженным формированиям террористов? Ведь их основным функциональным предназначением является уничтожение систем ПВО и ПРО, а также укрепленных объектов военной инфраструктуры, которыми располагают только регулярные армии. Ответ будет не вполне однозначным.

Следует признать, что основной вклад в разгром террористических группировок, выступающих против официального Дамаска, внесла именно боевая авиация. Вступление России в сирийскую кампанию в 2015 году стало настоящей сенсацией. САР имела свои ВВС, но те были представлены в основном устаревшими самолетами. Под нужды ВКС РФ была передана авиабаза Хмеймим, куда Москва перебросила модернизированные Су-24М2, Су-25СМ и Су-27СМ3, а также более современные Су-30СМ, Су-34 и Су-35С. Воздушную разведку обеспечивали Ил-22М и летающие радары А-50, а также беспилотники. Вертолетный парк был представлен Ми-24П, Ми-28Н, Ми-35М и Ка-52. Также в операции ВКС в Сирии принимали участие стратегические бомбардировщики Ту-22М3М, Ту-95МСМ и Ту-160.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  О чем говорят одновременные учения ядерных сил России и НАТО

Как же все это помогло?

Так, в период с 2015 по 2016 год очень активно работали штурмовики Су-25СМ. Порой на одного пилота приходилось по шесть боевых вылетов в сутки. Они вылетали на «свободную охоту» как в одиночку, так и парами, где уничтожали боевую технику, грузовики и личный состав террористических группировок. По данным Минобороны РФ, штурмовики сделали более 1500 вылетов. Также очень интенсивно в первые два года участия ВКС РФ в сирийской кампании использовались фронтовые бомбардировщики Су-24М2 и истребители-бомбардировщики Су-34. За указанный период на них пришлось 1600 боевых вылетов, которые привели к уничтожению более 2000 целей. После трагического инцидента с российским Су-24, который был сбит турецкими ВВС, наши бомбардировщики стали сопровождать истребители Су-27СМ, Су-35С и Су-30СМ. Причем последние также применялись для поражения и наземных целей неуправляемыми авиационными ракетами (НАР). Сверхманевренный Су-35С показал себя в САР как один из лучших истребителей мира в своем классе.

Отдельно хотелось бы поговорить об использовании в сирийской кампании отечественной Дальней авиации. До России свои стратегические бомбардировщики против технологически более слабого противника широко использовали только США. Пентагон без стеснения бросал против Югославии, Ливии, Ирака и Афганистана все свои самые современные бомбардировщики, а также ветеранов В-52, разумеется, без ядерного оружия на борту. В последний раз СССР активно применял свою Дальнюю авиацию в Афганистане в 1988 году, а ВС РФ – не вполне удачно в Грузии в 2008-м. Но в Сирии наши «стратеги» показали себя на достойном уровне.

В 2015 году, вылетев из Моздока, бомбардировщики Ту-95МС и Ту-160, а также Ту-22М3 и Ту-22М3М успешно отработали по лагерям террористов в провинциях Ракка и Дейр-эз-Зор. И это было только начало. Самолеты Дальней авиации сбрасывали на позиции боевиков баллистические бомбы ОФАБ-250-270, а также поражали их крылатыми ракетами. Пик их активности пришелся на 2015-2016 годы. «Стратеги» безнаказанно уничтожали полевые лагеря террористов, склады с боеприпасами и ГСМ, пункты управления, боевую технику и живую силу противника в больших количествах.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Полномасштабное наступление ВСУ может поставить точку в вопросе Донбасса

При всем этом был получен очень полезный опыт реального взаимодействия. Стратегические бомбардировщики поднимались с аэродромов в России, перелетали через территорию Ирака и Ирана, а затем их под охрану брали Су-30СМ и Су-35С, взлетевшие с авиабазы Хмеймим. Также необходимо отметить, что сирийская кампания дала возможность переосмыслить подходы к Дальней авиации, которая на тот момент находилась не в самом лучшем состоянии. Ее авиапарк десятки лет фактически обходился без модернизации, имелся дефицит комплектующих, самолеты старились. В результате новейшие крылатые ракеты Х-101 пришлось запускать со старых бортовых комплексов. Были выявлены проблемы со взаимодействием аналоговых и цифровых систем управления ракет и их носителей. Хорошая новость заключается в том, что теперь все эти недостатки устраняются, устаревшее бортовое радиоэлектронное и навигационное оборудование меняется. Глубокая модернизация существенно продлила сроки службы наших «стратегов», а боеспособность Дальней авиации, благодаря сирийскому опыту, серьезно повысилась.

Итак, что мы имеем в сухом остатке?

На момент вступления России в войну в 2015 году Дамаск контролировал примерно 15% своей территории, остальное было поделено между разномастными террористическими группировками и интервентами. Всего за несколько лет активной работы ВКС РФ внесли очень серьезный вклад в то, чтобы вернуть САР большую часть утраченного. Но зачем тогда в Сирии «Искандеры»? Для ответа необходимо понимать, что Минобороны РФ решает там целый комплекс задач.

Во-первых, в реальных боевых условиях проходят обкатку современные образцы вооружений. Использование данного ОТРК является важной составляющей нашей современной военной доктрины, поэтому важно иметь практический опыт. Заодно делается ненавязчивая реклама российскому оружию, которая дала возможность деликатно и оперативно опровергнуть инсинуации армянского премьер-министра.

Во-вторых, «Искандеры» могут поражать цели на расстоянии до 500 километров, застав противника врасплох. Следует учитывать, что авиабаза Хмеймим находится под самым пристальным наблюдением со стороны США, Турции и Израиля, а также террористических группировок, которые непрерывно отслеживают, когда и куда взлетают и направляются российские самолеты. ОТРК же может неожиданно «бахнуть» так, что только ойкнуть и успеешь.

Вот поэтому наличие и применение ракетных комплексов «Искандер-М» в Сирии наравне с боевой авиацией вполне оправдано.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь