Татьяна Лебедева о нынешнем положении королевы спорта

«Те дети, которые сегодня должны прийти в легкую атлетику, уже не придут»

Я считаю, что во главе легкой атлетики должен стоять человек, который всем сердцем любит легкую атлетику, а не обычный функционер, назначаемый сверху, с задачей все порешать

«Мы не воспользовались шансом сделать перезагрузку»

— Как, к примеру, с турниром «Русская зима»…

— Да-да, и не только, в рамках этой перезагрузки проводить больше детско-юношеских соревнований, вкладываться в развитие легкой атлетики в стране. В итоге, дождавшись возвращения России в число членов международной федерации, мы бы вернулись с большим количеством сильных легкоатлетов, которые с обретением опыта международных соревнований, вышли бы на лидирующие позиции. Накопившиеся проблемы нужно было решать системно, не переваливая друг на друга степень вины, понимая, что наше неучастие в соревнованиях может привести к дальнейшим проблемам, которые будет испытывать следующее поколение российских легкоатлетов. Те дети, которые сегодня должны прийти в легкую атлетику, уже не придут. Мы не воспользовались шансом сделать перезагрузку и начать все с чистого листа, но мы продолжали врать, прежде всего самим себе.
Кроме того, анализируя нынешние результаты молодежных и юниорских соревнований, я вижу, что мы скатываемся вниз, и нынешние какие-то успехи это просто достижения последних из могикан. Дай Бог им дожить в спорте до следующей Олимпиады, но в качестве смены им как таковой можно говорить только о единицах. И то понимая, что уровень конкуренции может быть только в Европе, а на мировом уровне ее уже нет.

А с годами уже уходит и поколение тренеров, способных выращивать чемпионов. Но я уже смотрю на происходящее со стороны, поскольку, когда поначалу я еще как-то пыталась вмешиваться в происходящее, комментировала события, мне определенные люди посоветовали сидеть молча, мол, у меня тоже есть допинговая история в карьере.

— У нас люди, бывало, и в заключении побывали, но это же не значит, что надо ставить крест на человеке.

— Да, меня дисквалифицировали, тем не менее у меня большой спортивный опыт, который можно было использовать, но не судьба. Сейчас, правда, тех людей, которые советовали мне не высовываться, нет в руководстве федераций, но я уже как-то успокоилась. Хотя я считаю, что даже одна победа на уровне мирового чемпионата дает неоценимый опыт, а у меня осталось шесть подобных медалей со стартов самого высокого уровня (по три золотых с летних и зимних чемпионатов мира, — прим. ред.).

— Наша легкая атлетика попала под пресс в 2016 году, а до этого сборная ужасно выступила на чемпионате мира — 2015. Тогда у нас сборная в полном составе завоевала всего четыре медали. Далее началось беспрецедентное давление, но два последующих чемпионата наши атлеты, выступающие в нейтральном статусе, провели лучше всех, если брать в процентном соотношении. На ЧМ-2017 шесть медалей (1+5+0) и на ЧМ-2019 тоже шесть (2+3+1).

— В процентном соотношении все объясняется достаточно просто, поскольку ранее на чемпионаты возили множество спортсменов просто «для участия», получения международного опыта, не более. На два последних ЧМ мы везли исключительно лидеров, только тех, кто претендует на медаль. В их числе Ласицкене, Сидорова, Шубенков, Клишина. Опыт тоже необходим, Ласицкене же тоже не сразу начала побеждать…

«Те дети, которые сегодня должны прийти в легкую атлетику, уже не придут»

Анализируя нынешние результаты молодежных и юниорских соревнований, я вижу, что мы скатываемся вниз, и нынешние какие-то успехи это просто достижения последних из могикан

«Нельзя сразу стать чемпионом, с первого старта»

— Да, помнится, под девичьей фамилией Кучина, у нее были подобные старты…

— Вот. Нельзя сразу стать чемпионом, с первого старта. Я еще объясняю наши успехи тем, что в 2017 и даже в 2019 году все были эмоционально заряжены, готовились в ожидании, что скоро России вернут официальный статус. Но сейчас происходит затухание, поскольку тренироваться, живя в непонятной ситуации — дадут тебе потом возможность стартовать либо нет, очень тяжело. Тем более если есть случаи, как с нашим чемпионом мира по прыжкам Александром Меньковым, которому отказали в праве стартовать. Затем мы выезжаем на взрослые соревнования в ограниченном составе, а юниоры должны выступать в максимальных составах, зарабатывая тот самый опыт, о котором я говорила. Либо они начинают концентрироваться на учебе, не видя для себя перспектив в спорте.

— Осознавая все то, что произошло с российской легкой атлетикой, хотелось бы видеть такую же бескомпромиссную борьбу с допингом и на мировой арене. И вот на чемпионате мира — 2019 вскрыли тему с допинговым прошлым тренера Альберто Салазара. Когда его не обвиняли в допинге, о работе с этим тренером рассказывали многие звезды, включая Мо Фара, Сифан Хассан. А сейчас от него все открестились, получается, что это тренер без учеников, кому он давал допинг, непонятно. Как непонятна и уникальность достижения Хассан, ставшей чемпионкой мира на дистанциях 1500 и 10 тысяч метров, что произошло впервые в истории легкой атлетики.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Лучшие именины Петрова: в сверхплотной борьбе «Ак Барс» перевел финальную серию в Казань

— Возвращаюсь к западному менталитету, там любят доказательства. Когда они нашли таковые против американца Салазара, то дисквалифицировали его на четыре года, а к голландке Хассан и ее достижениям нет претензий. Потом сейчас существует биологический паспорт спортсмена, и изменения в нем со временем могут стать доказательством приема допинга, если он происходил. Тем более что появляются новые методики по определению наличия допинга, а пробы сейчас хранятся порядка десяти лет. Про англичанина Мо Фара мы тоже слышали, конечно, что он тренировался у Салазара, зачастую выигрывал, но прямых обвинений в его адрес не было, хотя сама английская газета писала о нем. Думаю, что они бы раскопали и раздули из этого сенсацию, случись что.

Но я согласна, что правила должны быть справедливы и прозрачны для всех спортсменов. А то сейчас вызывает недоумение ссылки на случаи, когда кто-то поцеловался, кто-то позавтракал, и именно таким образом в организме спортсмена очутился допинг, и в результате это становится оправданием. Ну это просто бред, конечно.

«Те дети, которые сегодня должны прийти в легкую атлетику, уже не придут»

В 2017 и даже в 2019 году все были эмоционально заряжены, готовились в ожидании, что скоро России вернут официальный статус. Но сейчас происходит затухание, поскольку тренироваться, живя в непонятной ситуации — дадут тебе потом возможность стартовать либо нет, очень тяжело

«У Международной федерации сейчас большие финансовые проблемы из-за спонсорских отказов»

— Вы называете оправдания западных представителей разных циклических видов спорта, а в легкой атлетике есть свой уникум, который заявил, что допинг у него появился после секса с проституткой. Причем через два года он совершил каминг-аут, признавшись в гомосексуальности.

— Да, и такой случай произошел с канадским прыгуном с шестом Шоном Барбером, который стал чемпионом мира 2015 года и сохранил свое золото. Там еще такая ситуация, что человек вначале не боится признаться в общении с проститутками, затем в своей гомосексуальности и этим вызывает сочувствие западного общества. Как только человек раскаивается, то его начинают жалеть, как того же пловца Майкла Фелпса, попавшегося на марихуане.

— У меня еще есть вопросы к деятельности Международной федерации легкой атлетики. Анализируя работу во время пандемии, можно назвать худшие спортивные организации. Зимняя — это федерация конькобежного спорта, фигурного катания, шорт-трека, а летняя — это легкая атлетика. В 2020 году были отменены и перенесены большое количество крупных стартов, сейчас прошел только зимний чемпионат Европы в Торуни. Водные виды спорта провели чемпионат Европы, легкая атлетика свой ЧЕ перенесла. Отменяются старты «Золотой лиги».

— Это тоже ситуация, которая нарастает, как снежный ком. Отменяются соревнования, хотя сейчас тот же чемпионат Европы можно было бы провести, спонсоры отмечают, что нет стабильности в международном календаре. Плюс вид спорта сотрясают допинговые скандалы, а спонсоров это совершенно не устраивает, независимо от того, спортсмены какой страны обвиняются. И у Международной федерации сейчас большие финансовые проблемы из-за спонсорских отказов.

«Те дети, которые сегодня должны прийти в легкую атлетику, уже не придут»

Должно появиться понимание, что надо поменять стратегию развития, иначе весь вид спорта в целом может остаться не у дел. В том числе надо уже решать эту проблему с Россией

«Надо поменять стратегию развития»

— Понятно, что сама федерация не остается внакладе, зарабатывая на штрафах из России, но спортсмены лишаются возможности зарабатывать на стартах, количество которых существенно сократилось.

— Да, ИААФ сама себя по сути закапывает в этой ситуации, и соревнования, которые даже проводятся, имеют совсем другие призовые фонды. Должно появиться понимание, что надо поменять стратегию развития, иначе весь вид спорта в целом может остаться не у дел. В том числе надо уже решать эту проблему с Россией.

— А тут, наоборот, приближается очередной допинг-скандал, только теперь уже связанный с Кенией.

— Ну это уже давняя история, местная федерация получила множество предупреждений, но если и по ним будет принято жесткое решение, то это может окончательно угробить легкую атлетику. Нужна не только карательная, но и просветительская работа, чтобы не получалось, что кто-то сидит у себя в горах, тренируется, приезжает на соревнованиях и ловится на допинге.

— Вы, в свою очередь, проводили такой турнир для молодежи в Волгограде. Какова сейчас его судьба, как и судьба легкой атлетики Волгограда в целом. Это же был уникальный город, где жили чемпионки по прыжкам с шестом (Исинбаева), в высоту (Слюсаренко), в длину и тройным (Татьяна Лебедева).

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В район Африки за проигрышем: УНИКС потерпел первое в этом году поражение

— Сейчас турнир, который проводился 16 раз, поставлен на паузу, в том числе по причине ремонта в местном легкоатлетическом комплексе. В целом спорт в Волгограде сейчас находится в упадке. Сам по себе регион небогатый финансово, да еще и бюджет подчинили успехам футболистов, которые вышли в Премьер-лигу, а сейчас вот вылетели.

— Тут непонятная ситуация с тем, что сам выход произошел после матча с «Рубином», который тренирует волгоградец Леонид Слуцкий. Судя по вашим словам, я даже не могу понять тональность: мы должны извиняться перед спортсменами Волгограда или они нам будут благодарны за вылет «Ротора» и возможность дальнейшего перераспределения бюджетов.

— Я уже год назад высказывала опасения, что раньше у нас на Олимпиаду ехали целые делегации спортсменов, а сейчас, дай Бог, поедут два-три, при этом они будут в качестве участников, а не претендентов на медали. Деньги ни откуда не берутся, все это один и тот же бюджет, но было принято решение, что спорт высших достижений городу не нужен.

Не случайно, многие спортсмены уехали из Волгограда. Хотя я всю свою карьеру выступала только за Волгоград, без какого-либо параллельного зачета, хотя могла бы выступать за Башкортостан, где родилась и откуда у меня был первый тренер. Но я была патриоткой Волгограда, где состоялась как спортсменка высокого уровня, хотя были предложения и из других регионов.

Тот же легендарный гребец Максим Опалев уже два года без работы, Слуцкий, которого очень любят в Волгограде, никак не мог наладить там работу своей футбольной академии. Многие тренеры возят своих воспитанников на соревнования за свой счет.

Недавняя трагедия с нашими юными баскетболистками, которые поехали на соревнования в Ставрополь, и пятеро из них погибли в аварии. Крайними выставили водителя автобуса и тренера, а как команда должна была добираться до места старта? Самолетов и поездов до Ставрополя нет, рейсовый автобус отменили, вот и добирались они на соревнования собственными силами, хотя вопрос транспортировки на место соревнований должно было решать руководство. Грустно все это…

«Те дети, которые сегодня должны прийти в легкую атлетику, уже не придут»

Раньше у нас на Олимпиаду ехали целые делегации спортсменов, а сейчас, дай Бог, поедут два-три, при этом они будут в качестве участников, а не претендентов на медали

«Ласицкене должна оправдать свой статус сильнейшей прыгуньи»

— Волгоград еще недавно потерял такого легендарного тренера, как Евгений Загорулько, ушедшего из жизни. А это был наставник, про учеников которого говорили «школа Загорулько». Есть у нас сейчас тренеры, которые известны целой плеядой, чтобы можно было обозначить его группу как «школу»?

— Может быть, Сергей Клюгин был ближе всех к этому. У него уже тренировались и чемпионы (Иван Ухов), и перспективная молодежь (Сергей Мудров, Андрей Терешин), которая росла под ними. Но сейчас уже у многих были какие-то допинг-скандалы, и в целом отношение сейчас настолько предвзятое, даже пренебрежительное со стороны руководства, что люди чувствуют себя изгоями. Я считаю это неправильным, когда люди уже выросли в методически сильных тренеров, подготовили сильных спортсменов, а мы если так будем разбрасываться потенциалом, то никогда в дальнейшем у нас не будет результатов.

— Каковы, на ваш взгляд, олимпийские перспективы наших легкоатлетов?

— Во-первых, я жду золота от Марии Ласицкене. На самом деле уже Олимпиада в Рио должна была стать Машиной, но сейчас-то она должна оправдать свой статус сильнейшей прыгуньи последних лет. Хотя на горизонте есть конкурентка из Украины Ярослава Могучих, но олимпийский старт не такой, как обычные даже чемпионаты мира, там необходимы опыт, матерость, чтобы быть уверенным в себе. Далее Сергей Шубенков, у него вообще с Олимпиадами проблема на уровне семейном.

— Вы намекаете на неучастие его мамы Натальи Шубенковой на Олимпиаде-1984. Но, мне кажется, это немного неверно, поскольку Шубенкова-старшая не участвовала в «Дружбе-1984», которой заменили наш бойкот Лос-Анджелеса.

— Возможно, ну и сам Шубенков потенциально мог бы стать призером в Рио, куда не попал. Желаю ему решить свои проблемы недавнего времени и достойно выступить. Плюс шестовичка Анжелика Сидорова и Дарья Клишина, наша единственная участница Рио, завоевавшая медаль чемпионата мира 2019 года. Это, наверное, единственный наш свет в конце тоннеля. Из молодых выделю Аксану Гатауллину, тоже шестовичку, дочь известного прыгуна Родиона Гатауллина, которая завоевала олимпийскую лицензию, Полину Миллер.

— В Токио придется стартовать по измененному графику, когда предварительные соревнования проходят вечером, а финалы утром.

— Это не имеет особой разницы, разве что для спортсменов, связанных с выносливостью, где дает о себе знать акклиматизация, это сказывается на свежести в ногах. Для представителей технических видов это совершенно неважно. Я никогда не беспокоилась по поводу времени и места соревнований, прилетала прямо к началу старта, и когда твоя форма настолько хороша, что прямо «звенит», все сопутствующее уже не имеет значения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь