Финансовая выгода и политические дивиденды от «Пакистанского потока»Финансовая выгода и политические дивиденды от «Пакистанского потока»

Россия и Пакистан подписали соглашение о строительстве газопровода «Пакистанский поток» (бывший «Север — Юг»)

Его протяженность составит чуть более тысячи километров, пропускная способность — около 12 млрд кубометров в год. Газопровод должен связать терминалы по приему сжиженного газа в городе Карачи на юге Пакистана с городом Лахор на севере. Там должны построить электростанции, работающие на СПГ. Реализация проекта начнется в ближайшее время.

По мнению аналитиков, «Пакистанский поток» будет способствовать увеличению потребления газа в Пакистане, испытывающем серьезный дефицит энергии. Как известно, по численности населения Пакистан занимает 5 место в мире — 210 млн. человек. Это огромный рынок, которому год от года требуется всё больше энергии для сферы производства и бытовых нужд. Так что интерес пакистанского бизнеса к опытнейшим российским газовикам более чем оправдан.

В эфире радио Sputnik директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин отметил, что пакистанской стороне реализация проекта позволит решить, кроме всего прочего, и ряд экологических проблем.

«Пакистан сейчас активно использует уголь, который не является экологически чистым источником энергии, в рамках реализации проекта он может быть замещен газом», – уточнил Сергей Пикин.

Инвестиции в строительство «Пакистанского потока» оцениваются в $1,5-2 млрд. Российские компании могут взять на себя 25% от этой суммы, сообщил журналистам в кулуарах выставки «Уголь и майнинг» заместитель министра энергетики РФ Анатолий Яновский.

Тем временем политологи отмечают, что название «Пакистанский поток» выбрано, скорее всего, исходя из репутационных соображений. По традиции, почти все российские экспортные газопроводы называются потоками — «Северный поток», «Турецкий поток», «Балканский поток». Кроме того, в них обязательно участвует «Газпром».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Пройдена ли точка невозврата в отношениях Москвы и Брюсселя?

Но «Пакистанский поток» существенно отличается от других «потоков» — прежде всего тем, что не предполагает поставок российского газа. «Россия участвует там даже не силами Газпрома, а других компаний и выступает де-факто как подрядчик», — подчеркнул в интервью газете «Взгляд» эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

По мнению Юшкова, для России «Пакистанский поток» выгоден, прежде всего, по финансовым соображениям — за его строительство платят «живыми» деньгами. К тому же часть оборудования для строительства и эксплуатации будет закупаться в России.

Есть и ещё одно соображение: чем больше Пакистан будет потреблять газа, тем лучше для России, даже если она сама туда поставлять газ не будет.

«Этот газопровод предполагает строительство приемного СПГ-терминала, а значит, сюда будут оттягиваться другие поставщики, прежде всего Катар, который доминирует в данном регионе. Соответственно, это позволит уменьшить конкуренцию российских компаний с катарскими на европейском и на азиатском рынках СПГ, а на китайском рынке – с нашим трубопроводом «Сила Сибири», – пояснил эксперт.

Что касается поставок российского газа в Пакистан, то это будет возможно благодаря обменным операциям с другими странами.

«Просто гнать газ с Ямала или даже с Сахалина не представляется экономически целесообразным. Но такие операции возможны с Катаром, который начнет отдавать газ «Новатэку» в Пакистане, а «Новатэк» будет передавать свой газ Катару в Европе или Азии», – добавил собеседник газеты.

По словам Юшкова, речь может идти о так называемых своповых поставках, когда компании обмениваются газом. По такой же схеме Газпром продает газ Великобритании, который она получает по трубопроводу из Норвегии. Таким образом компании не тратят деньги на доставку, но выполняют свои обязательства по контракту. «Газпром отчитывается о том, что он чуть ли не крупнейший поставщик газа в Великобританию, но в реальности российский газ в эту страну физически не доходит. Аналогичные объемы Газпром отдает, как правило, в Голландии или Бельгии, а те отпускают газ по своим контрактам. Своповые операции проводят, если они выгодны обеим компаниям», – рассказал эксперт.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Чистой воды вмешательство во внутренние дела: Захарова обвинила США во вмешательстве во внутренние дела России

Существует и политическая составляющая этого проекта. Пакистан — значимая страна региона, отношения с которой у России складывались не всегда хорошо. К примеру, именно Пакистан играл ключевую роль в организации сопротивления ограниченному контингенту Советских войск в Афганистане.

Сейчас Исламабад и Москва сближаются. Но надо иметь в виду, что стратегический партнер в регионе у России — Индия, где этот процесс вызывает плохо скрываемое раздражение. Впрочем, Индия сама проводит многовекторную политику, так что не должна быть на Россию в обиде. А вот Пакистан сохраняет огромное влияние на ситуацию в Афганистане, что для России остаётся вопросом стратегической безопасности. К тому же, если бы в проекте «Пакистанский поток» не участвовала Россия, её могли бы заменить США (у географически близкого Китая, по мнению экспертов, не достаёт соответствующего опыта).

В общем, по мнению специалистов, Россия не ошиблась, когда выбрала новую для себя форму участия в международных газовых проектах. Её опыт и репутация позволят получить политические дивиденды от усиления влияния и в Пакистане, и в других странах региона.

ПолитАналитика

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь