Должны ли вакцины против COVID-19 оставаться под патентной защитой или ее стоит отменить, хотя бы на время? В последние дни эта дискуссия разгорелась с новой силой, и однозначный ответ вряд ли будет найден скоро, поскольку проблема затрагивает интересы и разработчиков и производителей вакцин, и государств, продолжающих бороться с эпидемией, и людей, которые хотят, но не могут получить прививку из-за нехватки препаратов.

Поможет ли отмена патентной защиты сделать вакцины доступнее

Идея снять патентную защиту с вакцин от COVID-19 заслуживает внимания, считает президент России Владимир Путин. Он пояснил, что в условиях пандемии нужно думать не о максимальной прибыли от продаж препаратов, а о безопасности людей. На недавней встрече с Татьяной Голиковой глава государства поручил ей проработать возможности такого подхода.

Собственно, в национальных законодательствах многих государств, в том числе и России, допускается возможность в исключительных случаях отменять действующий патент на лекарственные препараты. На практике это означает, что государство разрешает своим фармкомпаниям выпускать копию (дженерик) зарубежного оригинального лекарства без согласия его правообладателя — процедура проводится по решению суда, либо решение принимается на уровне правительства. В начале года такой прецедент случился у нас в стране: премьер-министр Михаил Мишустин подписал распоряжение, позволив российской компании "Фармасинтез" в течение 2021 года производить противовирусный препарат ремдесивир для лечения COVID-19 без согласия владельца патента — американской фармкомпании Gilead Sciences. Подобная практика называется "принудительным лицензированием". Международные правила ВТО также разрешают использовать этот механизм в чрезвычайных обстоятельствах, когда есть угроза национальной безопасности. Пандемия — это и есть чрезвычайная ситуация, которая несет угрозу жизни и здоровью миллионов людей.

Но дискуссия, которая развернулась сейчас в мире относительно вакцин против COVID-19, беспрецедентна. "Впервые обсуждается вариант снятия патентной защиты со всех вакцинных препаратов — и не в рамках отдельных государств (в этом случае дженерик производится исключительно для внутренних нужд и не может поставляться на внешние рынки), а вне каких-либо границ, — пояснил "РГ" юрист, эксперт Российского союза пациентов Алексей Федоров. — Такого опыта в мировой практике до сих пор не было. Но и с вызовами, подобными нынешней пандемии, человечество не сталкивалось больше века". Сложность и в том, что проблема глобальная, — отметил эксперт. В рамках одного государства, если только оно не остается полностью изолированным от мира, остановить распространение инфекции можно лишь на время — при угрозе нового завоза вируса, его измененных штаммов. Понятно, что если патентную защиту отменят или приостановят, расширятся возможности для производства большего объема вакцин. Хотя производство биопрепаратов намного более сложно по сравнению с синтезом "химических" лекарств.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Почему повторное заболевание COVID-19 может быть тяжелее первого

С инициативой отменить патентную защиту для вакцин от COVID-19 осенью прошлого года выступили Индия (которая, кстати, имеет одни из самых больших производственных мощностей в мире по производству биопрепаратов), а также ЮАР. Переговоры на площадке ВТО тянулись вяло, пока идею не поддержал президент США Джо Байден.

В ВОЗ о необходимости сделать вакцинацию равно доступной и в богатых, и в бедных странах, настойчиво говорят весь нынешний год. "Теперь, когда проблемы интеллектуальной собственности потенциально решаются, еще более важно, чтобы страны участвовали в обмене знаниями и передаче технологий. Сложный процесс производства вакцин можно ускорить, если соответствующие технологии и ноу-хау будут переданы как можно большему количеству квалифицированных производителей. ВОЗ настоятельно призывает государства-члены и нынешних производителей активно сотрудничать с ВОЗ для обмена своими ноу-хау, данными и технологиями через пул доступа к технологиям ВОЗ по COVID-19 (C-TAP) и центр передачи технологий мРНК", — ответили в ВОЗ на запрос "РГ".

"При этом не надо забывать, что компания, обладающая патентом, должна получить компенсацию за то, что ее лишают возможности продавать свой препарат монопольно. Каким образом это будет сделано — тоже предстоит договариваться, и это тоже будет очень непросто", — отмечает Алексей Федоров.

Российские производители вакцин идут по пути сотрудничества с зарубежными производителями и помогают развернуть производство во многих странах

Дискуссия продолжилась на саммите Европейского совета в Порту, Португалия, в конце прошлой недели. Высшие должностные лица ЕС, в целом признав, что идею можно обсуждать, раскритиковали позицию США. Соединенным Штатам напомнили, что до недавнего времени все производство вакцин там было ориентировано исключительно на внутренние нужды, более того, страна приостановила экспорт необходимых производственных компонентов, и это тормозило работу европейских фармкомпаний. Тем не менее, ЕС выполнял обязательства по поставкам вакцин в третьи страны, отправив на экспорт половину из 400 миллионов произведенных доз.

"Что касается интеллектуальной собственности, то в краткосрочной перспективе мы не думаем, что это единственно возможное решение, но мы готовы заняться этой темой, как только будет внесено конкретное предложение", — цитирует Politico президента Европейского совета Шарля Мишеля, сделавшего заявление по итогам дискуссии.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Иммунолог назвал сроки вакцинации для переболевших коронавирусом

Против отмены патентной защиты выступила федеральный канцлер Германии Ангела Меркель. По ее мнению, приостановка действия патентной защиты может привести к тому, что будет потерян контроль за качеством производимых препаратов. В результате вред от этого будет больше, чем предполагаемое решение проблемы нехватки вакцин. "Канцлер считает, что разработчики должны не отдавать патенты, а выдавать лицензии на производство вакцин под строгим контролем", — пишет DW.

В РФПИ комментировать "РГ" возможность снятия патентной защиты с вакцин не стали. При этом разработчики российского "Спутника V" как раз идут по пути трансфера технологии производства вакцины и кооперации с зарубежными производителями. РФПИ активно продвигает нашу вакцину на международном рынке — она зарегистрирована уже более чем в 60 странах, и при этом достигнуты договоренности по ее производству в ряде стран Азии, Латинской Америки, Европы и СНГ. НИЦ имени Гамалеи, где была разработана вакцина, контролирует качество производства на зарубежных площадках. Так, несколько дней назад были закончены лабораторные испытания очередных серий вакцины "Спутник V", произведенных на белорусском фармпредприятии "Белмедпрепараты". Вакцина прошла контроль качества, и после этого начались отгрузки 358 тыс. доз в регионы для продолжения вакцинации.

Кстати

В РФПИ сообщили, что продолжаются переговоры с властями Германии о поставках "Спутника V" в эту страну, опровергнув сообщение издания Bild, назвавшего сделку "мертвой". По мнению автора публикации в немецком издании, в ближайшее время вакцина не может быть поставлена в ЕС, а позже она не будет нужна, так как европейские производители ликвидируют дефицит вакцинных препаратов против COVID-19. "Информация в издании Bild не соответствует действительности и является примером дезинформационной кампании, имеющей целью не допустить российскую и аналогичные вакцины на европейский и другие рынки, — заявили в РФПИ, подчеркнув, что поставки в Германию могут начаться уже в июне, причем без ущерба для выполнения договоренностей с другими странами. Так, в РФПИ обещают отправить в ближайшие месяцы в Индию 18 млн. доз "Спутника V".

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь