Статистика становится все печальнее

Этого момента боялись и ждали многие эксперты, ставили даже на то, когда же она все-таки начнётся — третья волна «русской рулетки» COVID-19.

Прыжок в “третью волну»: коронавирус стремительно отвоевал Россию

9 июня 2021-го года. Официально заболели в этот день 10 407 человек по России. Умерли 399 человек. Такой печальной статистики у нас в стране не было с марта.

Победили оптимисты, то есть те, кто утверждал, что худо-бедно, но мы все-таки дотянем до лета без масштабной вспышки. А потом все равно уйдём в крутое пике, в лучшем случае как в Европе. Но, в отличие от Европы, никто нас на локдаун не посадит. Да и мы на нем добровольно сидеть и не станем. А все ограничительные мероприятия сведутся к неочевидным советам, что неплохо бы надевать маски, на которые общественность давно чихать хотела.

Сегодня в очередной раз усилили контроль за ношением средств защиты в общественных местах, метро, ресторанах. И что? И ничего!

Число заболевших выросло стремительно всего за два дня. Количество погибших относительно стабильно вот уже полгода. Независимо от того, заражались у нас официально под 30 тысяч за день (декабрь 2020-го) или всего 8 тысяч (май 2021-го) умирали и умирают в сутки 300-400 пациентов. При том, что лечить вроде бы научились, смертность остаётся на том же уровне.

Тем временем народ попер на курорты. Лето. Сезон отпусков.

Тем более все вроде бы помнят, что в 2020-м как раз в это время года коронавирус отступил. Забывая, что до этого все два месяца дистанционно сидели по домам, предотвращая распространение вируса (как было недавно и в Европе) и матеря власть за то, что ограничивает нам права и свободы.

Да, штрафы и соцмониторинг, которыми тогда всем угрожали — это, безусловно, было непросто плохо. Но хорошо ли, как сейчас — когда люди, имея на руках подтверждённый ПЦР и результаты КТ с поражением легких, спокойно разгуливают по гостям, ходят на работу, ездят в общественном транспорте, зная о том, что больны?

В одном из специализированных чатов в соцсети женщина спрашивает совета: она точно знает, что ее подруга заболела коронавирусом. У дочери подруги подтверждённый ПЦР +, у самой приятельницы температура за 38, и при этом она ходит на работу. Она — детский доктор. «Должна ли я хоть куда-то сигнализировать о том, что происходит?» — задаёт дама весьма риторический вопрос.

Лето-2021 в России — как кривое зеркало прошлого года в Швеции. Когда там все искренне ждали, что вскоре естественным образом приобретут коллективный иммунитет, и только в результате значительного для них роста избыточной смертности (всего на 3%) от этой практики отказались.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Ее с детства харассили!»: Мария Голубкина прокомментировала скандал с Прокловой

У нас же, понимая, что коллективного иммунитета не будет, так как многие болеют по второму и третьему разу, быстро забыли о том, что за кошмар творился всего полгода назад во вторую волну.

Не все, конечно, забыли, а только те, кто переболел без последствий, у кого, слава богу, выжили все близкие. Ну так что? «Можем повторить?» У тех, кто перенёс COVID-19 полгода или год назад, антитела давно закончились. Поэтому добро пожаловать в клуб незащищённых!

А вот как оценивает начало третьей волны Александр Драган, аналитик.

— Тот рост числа выявленных, который мы видим в статистике — всего лишь вершина айсберга. На самом деле ситуация куда хуже: по-видимому, перед нами уже полноценная третья волна эпидемии, причём в десятках регионов. 

После майских праздников был двухнедельный спад госпитализаций — но в конце мая спад закончился и возобновился рост, причём такой быстрый, какого не было уже больше года.

Готовятся к открытию новые госпитали, ужесточается контроль за ношением масок и перчаток — и этим, по-видимому, пока все меры и ограничатся, хотя ситуация ухудшается очень быстро.

— Тяжёлая ситуация в Петербурге. Если в начале мая госпитализировали по 280-350 человек в сутки, то теперь — около 700, за месяц рост больше, чем вдвое. Такие темпы последний раз в Петербурге были тоже год назад — при этом Петербург уже подошёл к пику своей первой волны, когда в больницы попадало по 750 человек в сутки, а эпидемия только разгоняется. Снова скорые часами стоят в очередях перед больницами.

— Экстренно открываются новые госпитали. Вместе с тем, с началом ПМЭФ Комздрав перестал публиковать детальную статистику о ситуации с эпидемией — и у нас нет теперь оперативных данных ни о числе обратившихся за помощью больных с диагнозом, ни о новых госпитализациях, ни о занятом коечном фонде — только обрывочные цифры из СМИ.

Сводка, которую Комздрав опубликовал восьмого июня впервые за неделю, включает только данные о вакцинации — вся остальная статистика вычищена. Такое явное замалчивание — тоже сигнал того, что ситуация ухудшается.

Отдельные цифры, попадающие в СМИ, это подтверждают: известно, что занято уже 92% коечного фонда из развёрнутых 6500 коек — в больницах сейчас больше 6 тысяч пациентов, тогда как ещё в начале июня было 5 тысяч. Рост за неделю с небольшим +20%. И это происходит на фоне туристического сезона, наплыва туристов, ПМЭФ, Евро-2020, «Алых парусов» и выпускных. Каких-либо мер пока нет и не предвидится.

— Рост и ухудшение. Следом за Петербургом Ленобласть активно наращивает койки: здесь число пациентов выросло на 33% за неделю, до 921 — это уже уровень конца октября, хотя до осеннего пика пока ещё далеко.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Москве до 26 апреля выпадет больше месячной нормы осадков

Стремительно заполняются койки в Мурманской области: только за последнюю неделю госпитализированных стало на 33% больше, в регионе срочно развернули дополнительный фонд, но как надолго его хватит — вопрос. Такой же рост и в Иркутской области — +33% за неделю.

В Новосибирской области в больницах лежит почти 1800 человек, и это на 25% больше, чем десять дней назад — и также разворачивается резервный коечный фонд. В Дагестане число госпитализированных выросло на 33% за две недели, есть признаки роста в Крыму: +11% госпитализированных за неделю.

Пошли в рост и те регионы, где в мае, казалось, ситуация стабильна — поэтому рассчитывать на то, что кто-то сможет избежать нового подъёма, не стоит. Так, вновь возобновился рост в Белгородской области, начался стремительный рост в Кировской области, где больше месяца госпитализации держались на одном уровне — только за последнюю неделю прибавка на 33%.

В Бурятии коечный фонд загружен на 90%, власти отметили, что началась третья волна и ввели новые — и довольно своевременные — ограничения.

Ухудшение в Приморье: только за последний месяц коечный фонд нарастили на 60%, с 750 в конце апреля до 1204 в июне — и готовы нарастить ещё, число госпитализированных выросло больше, чем вдвое, а местные чиновники называют ситуацию «близкой к критической».

На Камчатке срочно развернули дополнительные места — те, что были, закончились. То же самое и в Хакасии.

В соседней с ней Республике Алтай также растёт заболеваемость, а местные власти ужесточают ограничения и вводят новые запреты — так, в одном из районов республики ввели требование о 2-недельном карантине для всех прибывающих из других регионов.

Ухудшается ситуация в Марий Эл: разворачивается дополнительный фонд, отменяются массовые мероприятия, а число новых госпитализаций выросло до 40-50 — это, как отмечают чиновники, такой же уровень, какой был на пике заболеваемости, и 98% из них — с тяжёлыми пневмониями. Увы, судя по всему, никакая иммунная прослойка нас не убережёт: ни 10-15% привитых, как в большинстве регионов, ни 30-50% переболевших.

К тому же сейчас мы имеем дело с новыми штаммами — с британским, на 40−90% более заразным, чем дикий вирус, и с индийским, который, по первым оценкам, ещё на 50% заразнее британского. Вместе с тем, вирус учится ускользать от антител, а повторные заболевания — уже не редкость, а неприятная рутина. И, в отличие от прошлого лета, сейчас в регионах практически не осталось ограничений, которые могли бы замедлить распространение COVID-19.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь